С Новым 2023 годом!

 

С  Новым годом!

Я в прошлом году не написала пожелания, и все как-то вообще пошло не так, а после 2022 писать «все будет хорошо» уже как-то сложно.

Так что пусть у вас все будет как минимум не плохо, вот!

Написав это, я тут подумала, и решила сходить проверить каким будет следующий год для всех нас. И я проверила, так что ловите:

Гороскоп на 2023 год

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Тигра

Все будет шикарно! Судьбоносные события, новые открытия, новые возможности, ну и немного сложности. Совсем чуть-чуть, капельку вообще. Главное помните – Тигры смелые и решительные, и вы должны быть такими же! Успешного вам Нового Года!

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Змеи

Змеи —  вам будет круто! Авторитет возрастет до небес, близкие начнут прислушиваться, родные приглядываться, все прочие подозрительно, но с восхищением поглядывать. Короче время вашей славы настало! Славного вам Нового Года!

Гороскоп на 2023 для  рожденных в год Свинки

2022 год был тяжелым, но в 2023 году представители знака смогут расслабиться и передохнуть. Водяной Кролик поможет исполнить давние желания, а ваше упорство, решительность и способность выстоять даже в самые непростые времена приведут к карьерному росту. И прибыли! Прибыльного вам Нового Года!

Гороскоп на 2023 для  рожденных в год Петуха

Для Петухов 2022 был кипец. Вот реально. Без шуток. И Новый Год начнется с того, что придется пахать. Много пахать. До рождества таки надо закончить и ГД и Подставу, и желательно разобраться с Князем Тьмы… И редактура еще. Но что это я все о себе, давайте про вас расскажу — это будет успешный год!  В Новом 2023 году звезды гарантируют нам решение всех проблем, а после отдых и награду за работу. Дорогие звезды, не то чтобы я наезжаю, но если и в этом году что-то пойдет не так… Ну вы поняли, да? А для всех кроме меня —  Успешного Нового Года!

Себе я этого пожелаю, когда подписки закончу.

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Крысы

А победитель нашего гороскопа —  Вы! Только вы умеете рассчитывать исключительно на себя и достигать поставленных целей вопреки всему. Это ваш год! Сложный, увлекательный, интересный и захватывающий! Главное правило вашего года —  счастье любит тишину, не рассказывайте никому о своих планах. Просто будьте собой и тогда все не просто получится, все удастся так, как вы и планировали. Целедостигательного Нового Года!

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Обезьяны

Карьерный рост настигнет вас в этом году! Уверенность, энергичность и непоколебимость будут сопровождать вас весь 2023! Рост во всех областях жизни, успех в делах и денежный поток, который вас удивит, но не так как в прошлом году удивлял. Удивительного вам Нового Года!

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Лошади

Расслабьтесь, вы на кайфовой стороне. В год Водяного Кролика вам стоит сохранять терпение и спокойствие, только тогда вы избежите проблем на ровном месте и непредвиденных трудностей. Спокойствие и только спокойствие, принесет вам в Новом году успех и исполнение желаний. Желанияисполнительного вам Нового Года!

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Козы

Это будет классный год, и он точно будет лучше, чем тот! Наконец-то у вас все пойдет по плану! Год обещает карьерный рост, улучшения в личной жизни и денег побольше. Уверенно ступайте вперед, и все получится! А если не очень уверенно, то это просто будет спокойный, успешный и хороший год. Хорошего вам Нового Года!

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Дракона

А драконам будет весело. Зашибись как весело. Не то чтобы смешно, но определенно не скучно. Но Драконы создания сильные, вы со всем разберетесь, да так, что по итогам год будет весьма успешным. А я желаю вам денег и побольше. Веселого вам Нового Года!

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Быка

Год будет успешен, только в одном случае —  если вы вот возьмете, и не будете как я, а проявите сосредоточенность на одном деле, и все завершите в срок. И тогда будет вам счастье и деньги! Про здоровье ничего не скажу, но счастье и деньги будут, звезды гарантировали. Счастливого вам Нового Года!

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Собаки

Все будет классно! Все в точности как вы мечтали весь 2022 —  тишина, спокойствие, решение накопившихся проблем. Все будет удаваться с легкостью, и денежное благополучие станет вознаграждением за все пережитые в течение последних лет трудности. Классного Нового Года вам!

Гороскоп на 2023 для рожденных в год Кролика

Все будет прибыльно! А в каком плане вас ждет прибыль, это уже сюрпризом будет. Изобилие, счастье и увеличение семейства вас ждут точно, Водяной Кролик тому поспособствует. Но с любовью придется как-то самим, чувства Кролик не увеличивает. Изобильного вам Нового Года!

 

И это еще не все)))

 

Новогодний ритуал на привлечение удачи!

В общем, в этом году ничего жечь не надо, Водяной Кролик огонь не любит. Поэтому делаем так —  берем символ года, лучше всего статуэтку или фигурку, но можно и игрушку у детей спионерить, главное чтобы они не заметили, иначе отберут еще и скандал устроят (новое поколение оно такое новое, сама их боюсь).

Затем, эту добытую в честном бою… в смысле —  символ Нового года берем, и ставим на то, что хотим привлечь в 2023 году. Все просто. Если хотим деньги —  берем деньги и кладем под Кролика. Хотим детей —  возвращаем игрушку детям или дарим своей второй половинке. Хотим благополучия – берем монетки золотого цвета. Хотим стабильности —  монетки медного цвета. Хотим мира – железо. Хотим здоровья —  серебряный цвет у монеток. Я же говорю, все просто.

А в целом год Водяного кролика обещает изобилие, благополучие, светлый период в жизни и прибыль во всех сферах.

С Новым 2023 годом!

И да, с желанием —  напоминаю, используем шампанское или воду, но никакого сжигания бумажек!

 

А теперь время Вашего новогоднего подарка!

Эта история начинается с напитка с непередаваемым вкусом шоколада, тепла и детства…

 

                   

Операция «Фея», цель «Обмануть демона»

                   

 

—  Нам нужен переход через границы Аргена ровно в полночь 31 числа, сроком на четверть часа. Все поняла?

Кивнула, стараясь сохранить тело в режиме «вольно». Но как по мне это было никакое не «вольно», это было «штырь проглотительно». Понятия не имею, как Лин вообще смогла продержаться здесь столько лет. Хотя, осанка у нее была что надо. И пресс что надо. И выправка что надо. А вот чего не надо было, так это влюбляться. А мне не надо было в приступе всемирной глупости, не иначе,  соглашаться заменить ее…

—  Не слышу ответа! —  прогрохотал полковник.

—  Все поняла, сэр! —  отчеканила, сохраняя подобие воинской выправки.

Хочу домой. На подоконник. В плед закутаться, с чашечкой какао, и просто смотреть, как за стеклами тихо падает снег.

—  Напомню, хоть и не люблю повторять – на кону три тысячи жизней!

А лучше бы повторил. Они эту операцию полгода готовили, а я ни на одном совещательном собрании не была. Я была в депрессии. Глубокой, затяжной, страдальческой депрессии.

Десять лет в Академии Искусств и все ради чего?

В итоге на всех плакатах, афишах и вывеске главного театра красовалась Исария Данкер. Та, что все эти годы развлекалась на балах и приемах, устраивала вечеринки и наслаждалась жизнью, в то время как другие, гораздо более талантливые и одаренные, упорно отрабатывали актерские навыки. Но то, на что у нас ушло десятилетие, Исария постигла за несколько месяцев с личным репетитором, которого ей нанял любящий, заботливый и занимающий должность в правительстве отец  —  а такие как я, без покровителей и связей, остались страдать на подоконнике.

Зато там хоть было тепло, уютно и снег красиво падал за окном…

Но нет, я согласилась на уговоры Лин и «вышла из зоны комфорта»! Засуньте меня обратно, и к какао можно было бы шоколадку добавить, тогда вообще было бы здорово.

—  Ничего не жрать, — напомнил полковник.

В сотый раз напомнил. И это тот, кто вроде как повторять не любил.

—  Кстати, маскировка отличная, —  внезапно подобрел он.

Маскировка… С ней имеются некоторые проблемы, но так в целом да, неплохо получилось. Для Лин. Но я постараюсь об этом сейчас не думать.

—  Страшно?

—  Никак нет, сэр! —  я похожа на механического болванчика.

А Лин сволочь!

—  Полковник, готовность номер один! – отчитался глава научной команды.

Они в мрачно-зеленых комбинезонах. Полковник и его люди в серо-зеленых. Прикрытие в коричнево-зеленых. Асы в черно-зеленых. Потому что они все единая контора. А мы с портативным переходом отличаемся —  переход ярко синий, а я в светло-голубом артистично рванном полупрозрачном платье. Полагаю Лин решила сбежать, как только увидела это платье. Я бы тоже сбежала, но у меня сценического опыта больше, я под все это непотребство бежевый бодик напялила.

— Готова? —  полковник Сандерс пытливо воззрился на меня.

—  Так точно, сэр!

Отточенным жестом отдала честь, вытянувшись в струнку.

—  Отлично, лейтенант Эстерли. Удачи.

Хотела было ответить «Спасибо, сэр!», но полковник, ничуть не стесняясь того, что неосторожно обращается с женщиной, схватил меня за плечо и швырнул к единственному, кому так же не нравилось все происходящее —  к энергетическому переместителю. Последний, вспыхнул, поглощая меня, и началось.

***

Сначала меня вертело по часовой стрелке, потом против часовой, потом мотало вверх-вниз, потом с меня слетел парик, пришлось делать рывок, как при заплыве, и хвататься за столь важные в деле маскировки патлы. Потом с меня слетели накладные ресницы. Так как я отчаянно цеплялась за парик, спасти ресницы не удалось. На следующем витке перемещения, с пальцев как опавшая листва, начали опадать накладные ногти. Лин в целом требовала, чтобы я сделала наращивание, но у меня и так были поврежденные ногтевые пластины, не хотелось портить все еще сильнее… В итоге маникюр радостно умчался в голубые искрящиеся дали… Интересно, в каком мире их вынесет? Надеюсь не в том же, куда умчались накладные ресницы… Кстати, их Лин тоже требовала нарастить. И волосы перекрасить в жуткий сине-черный оттенок, но я решила, что обойдусь париком. Мы с париком грустно посмотрели друг на друга… зря я его за собой потащила, и ведь нормально себе жил в гримерной уже лет так двадцать.

«Ты не лейтенант Эстерли», —  вдруг тихо сказал портал.

Лин говорила, что обычно они используют переместители созданные исключительно с помощью технологий, но в последних спецоперациях Зоопарк выдал им это чудо природы, стыренное с какой-то странной планеты. В итоге это порождение магии, доведенное до совершенства наукой, стало окном в те миры, куда не могли пробиться другие переместители. Так что мы с порталом действительно отличались от всех остальных в том помещении —  я самозванка, а он немного с приветом, в смысле с магией.

—  Я не Лин, —  почему-то врать переместителю не хотелось.

Иногда мне казалось, что я чувствую различные предметы и вещи… как этот парик, перед которым ощущала свою вину и  ответственность, за то, что втянула его в столь сомнительное предприятие. С другой стороны тогда в гримерке мне показалось, что ему очень тоскливо столько лет висеть без дела. Зря я так. Лучше бы мне сидеть на подоконнике, а ему висеть на манекене —  хорошо же все было, зачем я в это ввязалась?

«А как твое имя?» — голос у портала был грустный, и полный предчувствия грядущих невзгод.

«Лирин, —  представилась я. —  А твое имя?»

«По вашему AK336817 – экспериментальная модель. А так я Шен… когда-то был им».

«Мне жаль, —  почему-то действительно было жаль».

«Когда все это началось, я думал, что удасться накопить духовных сил и я спасусь… Но не вышло. В вашем мире нет их, есть только единицы измерения силы и энергии, духовные кристаллы никто не продает, я искал…»

«Совсем жаль…» —  прошептала я.

«У тебя тоже нет денег?» —  внезапно проявил проницательность Шен.

«Нету, сбережения не помогли, накопления потратились, даже не знаю на что, вроде я только на окне сидела, даже на шопинг сил и настроения не было. Но как-то все вышло вот так…»

И вдруг портал воодушевился и предложил:

«Давай заработаем!»

Я вдруг поняла, что это было лучшее, что я слышала за последние месяцы. А слышала я многое. От: «Лирин, идем в эскорт, найдем покровителя, вернемся на сцену!», до: «Ты же понимаешь, путь на сцену проходит не через подоконник, малышка».

И вот впервые я услышала дельное —  «Заработаем». Оно потрясно отличалось от всех прочих предложений.

«Как? —  посильнее прижимая к себе парик, с которым мы теперь пребывали в состоянии свободного падения, вопросила я».

«Арген —  мир магии. Там в ходу как кристаллы с духовной силой, так и золото с драгоценными камнями. Тебе хватит одного ожерелья, чтобы разбогатеть. Я узнавал на торговой бирже Дарстана».

«Дарстан не самое безопасное место, —  сообщила порталу».

«Я подам ставку на аукционе, перевод средств опционален. Ты получишь деньги, я свободу.  Лирин, помоги мне. Пожалуйста… Я не выдержу так больше»…

Портал стало жалко. И парик жалко. И себя тоже жалко. А еще имелось три тысячи человек находящихся в беде, их тоже очень жалко было.

«Объясни, как выглядят эти кристаллы, — сказала порталу».

И несколько секунд падала, оставшись наедине с париком  —  Шен молчал.

Долго молчал.

А потом с недоверием спросил:

«Ты реально такая наивная дура, или прикидываешься?»

Нам с париком резко стало обидно!

«Ты не спросила, ни как я собираюсь доставить твои драгоценности на Эдем, ни каким образом переведу тебе деньги, ты сходу согласилась мне помогать? Это нормально по-твоему?»

«Ну… да, —  ответила в замешательстве. —  Деньги это всего лишь деньги, жизнь важнее, а ты сам сказал, что не выдержишь больше. Так как мне их искать?»

Шен снова замолк.

Мы с париком пролетели в свободном падении с минуту, потом нас начало закручивать по спирали по часовой стрелке, потом против часовой… В какой-то момент с меня слетел накладной нос, а его, между прочим, я хорошо закрепила…

И тут Шен сказал:

«Я буду с тобой. Рисковать, так рисковать, одну тебя не брошу».

Мы с париком так обрадовались! Не уверена на счет парика, но лично я очень —  даже те странные таблетки, что дала мне Лин, уже не спасали от усиливающейся тревоги. А так я с ними вообще все спокойно воспринимала, даже тот факт, что подменять подругу придется не на важном мероприятии, а хрен знает где.

«Спасибо», —  действительно очень рада была.

И тут вся моя радость испарилась, потому что портал спросил:

«Слушай, а ты как вообще собираешься соблазнять повелителя демонов? У него полно любовниц. Может ты умеешь что-то особенное делать в постели?»

Я оторопела.

Прижала парик к себе покрепче, и осторожно переспросила:

«Ссссоблазнять? Мне же его только отвлечь требуется… от охраны границы Аргена ровно в полночь 31 числа, сроком на четверть часа…»

Инструкции были размытыми, конечно, но про «соблазнять» и «постель» никто не говорил.

«Ты сейчас серьезно? – напряженно спросил Шен. – Лирин, лейтенант Эстерли четыре месяца обучалась на специальных курсах. Последний был чем-то вроде «Пробуди в себе богиню». И то имелись сомнения, что она удержит повелителя в постели все необходимые пятнадцать минут».

Мы с париком как обнимались… так и продолжили обниматься. А хорошие таблетки мне Лин дала, отлично работают…

Но так, если даже без эмоций взглянуть на ситуацию, то возникает вопрос —  Куда я лечу? Мне назад надо! За Лин! Как я на это согласилась? Как они на это согласились? Как вообще меня пропустили?

«Да все очевидно, —  Шен был порталом, поэтому тоже не истерил, хотя следовало бы. —  Ты вообще знаешь с кем у лейтенанта Эстерли роман?»

«Нет… —  кажется, таблетки начали сбоить».

«С полковником  Сандерсом!»

И я поняла «как» меня пропустили. Полковник просто сделал вид, что мне верит…

«Мама…» —  в ужасе выдохнула я.

«И папа не поможет, тебя же в самое пекло швырнули! Да еще и без навыков! Ты вообще кто?».

«Актриса…»

«Доигралась!»

«Мама…»

«Не поможет, говорил уже. Кстати, а ты чего спокойная такая? Ты спец уровня Титан?»

«Я актриса… творческая личность… хрупкая, стрессонеустойчивая, в депрессии…»

«Знаешь, я передумал. Удачи в операции «Фея».

«Ты же меня не бросишь? —  спросила в ужасе».

«Брошу, естественно, странный вопрос. Удачи».

«Портальчик…»

«Изыди».

«Портальчик, нам с паричком страшно».

«Это тебе страшно, а он счастлив —  практически домой возвращается».

«В смысле?»

Шен помолчал, пока меня колбасило секунд тридцать, а потом спросил:

«Лирин, у вас в театре приведение водилось?»

Вообще да, было одно. Говорят появлялось в виде мертвой женщины в белом, с распущенными длинными черными волосами, и эти волосы душили жертву чуть не до смерти. Слухи, конечно, но наш театр никто не грабил уже лет двадцать. А еще никто не соглашался работать ночным сторожем, но и не требовалось, не грабили нас.

«Слухи ходили, но это только слухи».

«Парику своему расскажи про эти слухи, он порадуется», —  хмыкнул Шен.

Внезапно парик поднял прядь волос, из них сложился неприличный символ и этот символ был продемонстрирован вроде как в пустоту, но, похоже, порталу.

«Сам иди!» —  психанул тот, кто собирался нас бросить.

Парик взял и увеличил демонстрируемый символ в два раза. Внушительно получилось.

И внезапно стал оплетать меня жуткими черными прядями, которые все не заканчивались и росли непонятно откуда – то что в моих руках было, из него столько же понавырасти не могло, да?

«Спасите…» —  мысленно прошептала я.

«Нормально все делает, падение в воду с такой высоты для хрупкой доигравшейся актрисульки опасно. Кстати, ты долго на сцене играешь?»

«Еще не играла, у меня должен был быть дебют… полгода назад…»

«Ну… тогда удачи в дебюте, пусть и не на сцене», —  пожелал Шен.

Вместо «спасибо» я испуганно икнула.

«Учти —  самое главное, это сразу произвести впечатление. Первое впечатление  это самое важное, когда дело доходит до мужиков. Позу там прими, волосы поправь, ресничками похлопай. Помни, если он тебя сразу не заберет, во дворец пробиться будет адово сложно. Так что действовать надо сразу. Все, полная боевая готовность!»

«Мама…»

«Я —  Шен, вообще-то, мужского пола, и детей у меня абсолютно точно нет. Так что заканчивай со своим «мама», раздражает».

«Но ты же нас с паричком… в смысле с гамаком… в смысле с клетью… В общем я уже не знаю, что это, но ведь бросишь».

«Типа того. Бросаю».

***

Синее непроглядное нечто исчезло, сменившись редкими плоскими облаками, темнеющим небосклоном с редкими звездами, и заблестевшей внизу в окружении черных жутких лесов водной глади, возле которой горел костер и сидел какой-то громадный кто-то.

И тут таблетки Лин перестали действовать, и я поняла, что падаю с огромной высоты в стремительно надвигающуюся водную гладь…

—  АААААА! —  воздух вбивался в горло, не давая кричать.

Но зато визг выходил отменный.

От моего визга над деревьями поднялись и нервно закружили стаи, надеюсь, птиц. Но сидящий возле костра некто, только голову повернул.

—  Па-ма-ги-тееееее! —  издала я.

И со всей силы ударилась в… волосы. Паричок взял на себя основной удар от столкновения с озером, но быстро промок насквозь вместе со мной и начал стремительно уменьшаться, но было поздно —  я с головой ушла под воду.

Холодные объятия сжали, выбивая остатки воздуха из груди, и что-то больно ударило в спину… точнее то, что пониже спины, но там все равно тоже было больно.

Совершив невероятный рывок, я умудрилась вырваться из ледяной воды, и заорать:

—  ПОМОГИТЕ!!! Я ТОНУ! НА ПОМОЩЬ! МОИХ СИЛ НАДОЛГО НЕ ХВАТИТ! УМИРАЮ!

Раздались странные чавкающие и плещущие звуки, а затем я услышала:

—  Тонешь, значит?

Я кивнула, набрав полный рот воздуха, и не тратя больше сил на мольбы о помощи.

—  И как? Получается? – вопрос прозвучал как-то даже издевательски.

Кивнула снова, уже с раздражением взирая на космос его пойми кого. На фоне темнеющего к ночи неба фигура этого хрен пойми кого выглядела внушительно и устрашающе —  мужик был очень высок. А еще у него были длинные волосы. Очень длинные. И ноги длинные. И пальцы на руках. Лица видно не было, на фоне неба обрисовывался только силуэт, но так в целом… это определенно не мог быть тот, к которому меня отправили, потому что чисто физически мы явно не подходили друг другу для того способа отвлечения, о котором говорил Шен. Так что это определенно был не повелитель демонов, но и не человек.

—  Не важно! – решительно сказала я своим мыслям. —  Сейчас мне главное выжить! – и воззрившись на единственного здесь живого и разумного представителя планеты Арген, я потребовала: —  Помогите! И скорее, не то я утону!

—  Ммм, какая страшная угроза. Ничего  более угрожающего мне никогда слышать не доводилось. Что ж, вперед.

—  Что вперед? —  не поняла я.

— Исполняйте свою угрозу, девушка. Должен признать, мне весьма интересно, каким образом вы это исполните. Можно сказать  —  я заинтригован.

Рванувшись из воды, я возмущенно выдохнула:

—  Вы серьезно?

—  Более чем.

—  Вам действительно все равно, что я утону?

—  Мне действительно интересно, каким образом вы это сделаете.

Серьезно?!

—  Да как вы можете? —  таблетки совсем действовать перестали. —  Тут человек гибнет, а вы?

— Тоните уже.

—  Как можно быть таким жестоким? Даже последний подлец бросил бы спасательный круг, а вы?

—  Готов бросить вам спасательное бревно, если вы действительно начнете тонуть.

Что это за мир такой? С другой стороны в каком еще мире удерживали бы три тысячи переселенцев, не соглашаясь ни продать ни обменять их?!

—  Ладно, — скрепя сердце согласилась я, — так уж и быть, начну тонуть. Не забудьте про ваше обещание —  вы должны мне бревно!

—  Угу, — раздалось сверху.

И я, осознавая, что иначе мне не выжить, сделала глубокий вдох, отдалась на волю стихии, перестав пытаться удержаться на поверхности. Когда над моей головой схлеснулась вода, мне было жутко. Когда я лежала, и смотрела сквозь воду в небо —  мне было жутко. А потом я поняла, что лежу… А до поверхности воды буквально рукой подать. И рядом со мной это не бревна – это сапоги того чувака, что подошел издавая те самые странные звуки, и я не поняла даже сразу, что это плеск воды, и тут чуваку этой воды по колено…

Потрясенно перевела взгляд с неба и зажигающихся на нем звезд, на мужика непонятной расовой принадлежности. Мужик с явным интересом наблюдал за процессом утопления. Под его насмешливым взглядом я выпустила весь воздух, который набрала в рот, и решила тонуть, так тонуть. Так стыдно мне еще никогда не было, и если от стыда можно сгореть, то почему бы и не утонуть по той же причине?

—  Девушка, —  раздалось приглушенное толщей воды, —  ничего не имею против вашего утопления, но в этом озере водятся пиявки, так что…

Пиявки?! Пиявки!

Я вскочила, и с диким визгом понеслась к берегу. Бежать было недалеко и недолго, но туфли на каблуках решили остаться в озере, и серьги остались где-то там, и колечко, и часть платья видимо порвалась в портале, и теперь тоже осталась в воде. А мы с париком выбрались! Мы жить хотели и определенно не любили пиявок… как минимум я.

Домчавшись до костра по твердому каменистому склону, я хотела было рухнуть на траву, но вспомнила о пиявках. Бережно уложив паричок на ближайшее огромное бревно, я начала осматривать ноги, руки, тело, и вообще все, что только можно на предмет поиска пиявок, которые тоже могли быть громадными, как и все здесь. Руки тряслись, платье я с себя стащила, и порадовалась, что я в боди – под него пиявки точно заползти не могли. Или могли? Мама!

Индивид не спасительной наружности медленно вышел из озера, снисходительно поглядывая на мои судорожные обыски в районе собственного тела, и определенно хотел что-то сказать, но мне было не до него —  снимать мокрое боди крайне не просто.

—  Я… —  все же начал было хрен пойми кто.

—  Заткнись! – прошипела, нащупывая застежку.

И я ее нашла!

С трудом, дрожащими руками, трясясь от холода, но больше от страха, начала стягивать боди. Руки вытащила, осмотрела – пиявок не было. Стащила эластичную ткань до бедер, пару секунд думала над тем, как бы снять бюстгальтер, как-то неловко было раздеваться здесь. С другой стороны не в лесу же! Там темно и костра нет, я так никаких пиявок не увижу. Стыд или выживание? Творческие люди выбирают второе!

Повернувшись спиной к индивиду, присевшему на второе огромное бревно, торопливо сняла лиф —  родимая грудь была в порядке. Замерзла, правда, вода в этом мелком озере оказалась ледяная, но холод ничто в сравнении с пиявками.

Судорожно стащила с себя весь бодик —  пиявок не было. Ни больших, ни маленьких. Кружевные трусики тоже обследовала —  ничего. Распустила волосы, кое-как расчесала пальцами —  вроде тоже ничего. Но такое ощущение, что замерзли даже волосы. И тут я вдруг подумала вот о чем —  откуда в ледяной воде пиявки? Серьезно, я в жизни не слышала, чтобы пиявки водились в холодных водах, они как-то по большей части в теплой и стоячей распространены. С другой стороны —  другой мир другие правила. Может они тут  водятся в холодной воде и очень маленькие, больших я бы уже нашла.

—  Послушайте, —  повторно исследуя все, что было под кружевом, —  а пиявки у вас какого размера?

—  Ммм… хороший вопрос, —  отозвался подлец неспасительных намерений.

Бревно бы он мне кинул! Он бы не кинул! Такие как он, даже спасительной веточки не бросят!

— Спасибо за качественную характеристику моего вопроса, но не могли бы вы ответить на этот самый вопрос? Для меня это важно! Я боюсь пиявок! Любых! Даже самых маленьких… хотя маленькие опасны, хрен пойми куда залезть могут.

—  Ммм… —  странно отозвался индивид.

А до меня дошло, что они куда угодно могли залезть! Вообще куда угодно! В рот, в нос, в уши, в… Но голова была по большей части над водой, а вот то самое место под водой…

—  Ммммама… — выдохнула я, накрыв рукой то самое место.

Мне нужно к гинекологу! Срочно! Прямо сейчас! На осмотр! С зеркалом! Под освещением! В руки профессионалов!

Но в самый пик накатывающей истерики, индивид вдруг взял и сказал:

—  В Хрустальном озере нет пиявок. Как и рыбы. Никакой живности в принципе. Озеро состоит из талых вод, стекающих по горам. Это снег, талый снег. Никаких пиявок.

Я остолбенела.

Медленно, совсем медленно, как в замедленной съемке обернулась и только сейчас разглядела этого ГАДА! Он был огромен… и на этом недостатки во внешности заканчивались! Умные, выразительные, словно очерченные черными ресницами миндалевидные глаза, густые черные красивой формы брови, складка на лбу, выдающая упрямый характер, примечательный внушительный нос с горбинкой, красивые мягкие губы, высокие скулы, идеальные черты лица… Но это не все. Длинные, лишь присобранные от висков волосы, идеальная как с картинки шея, перетекающая в мускулистую прокаченную грудь, широкие кисти рук, длинные пальцы, узкий торс… На рассматривание ног меня уже не хватило – я осознала, что стою в одних трусиках, которые вообще из одного кружева, перед тем, у кого хватило ума придумать историю с пиявками, а значит это существо эталонной наружности определенно обременено интеллектом. И сарказмом. И желанием поиздеваться над ближними!

Короче, он разумен.

Гад разумный, расово не определенный!

Поняла, что сгораю от стыда. Еще поняла, что утонуть со стыда было еще не самым плохим решением. И в целом… Не нужно было выходить из зоны комфорта! Вот не нужно было! Между прочим, там на подоконнике в глубокой депрессии прошли лучшие дни в моей жизни! Самые лучшие! И с какао! И без гадов! И без пиявок! И без… без всего вот этого…

—  Так, паричок, мы уходим! – безапелляционно решила я, стоя спиной к гадам и невидящим взором уставившись в лес.

Холодный, темный, непроглядный лес…

—   А в этом лесу пиявки водятся? —  спросила на всякий случай.

— Это мертвый лес, —  озвучил разумный гад, — в нем только есть духи.

—  Ааа, значит, парфюм производите. Ну, это многое объясняет.

—  Что именно?

—  Талую воду, к примеру, —  я начала обдумывать, как бы наименее позорно собрать остатки одежды, разбросанной вокруг —  я не слишком задумывалась о вещах, когда судорожно раздевалась.  —  Для производства ароматизированной воды обычно используют уже отчищенную. У вас, хоть и отсталый мир, но даже вы додумались до столь очевидной вещи.

Внезапно лес показался мне каким-то совсем мрачным.

А сзади раздалось:

—  У нас отсталый мир? Отсталый? А вы уверены, что хотели произнести именно это слово? Что решились его произнести, по отношению к МОЕМУ миру?!

Придерживая грудь одной рукой, присела, ухватилась за подол платья, подтянула к себе. На всякий случай осмотрела на факт наличия пиявок —  мало ли. Но ничего не было. И платье пахло морозом, так что, похоже, вода действительно была талой. Это радует. Прикрывшись платьем, поднялась, развернулась лицом к индивиду, незащищенным прикрытым лишь отрезком кружева тылом к лесу, в котором, и я теперь это знаю, находятся фабрики или мануфактуры по производству туалетной воды, а значит, мне там точно помогут, и вздернув подбородок, чтобы скрыть стыд, который все равно остался со мной, высказала:

— Правда есть правда, ее нужно принимать такой, какая она есть.

—  И какова же «правда»? —  вопросил индивид, и взгляд его предостерегающе заледенел.

Но мне, полыхающей от стыда, стылый взгляд был не страшен. Вздернув подбородок еще выше, уверенно ответила:

—  Мир – отсталый. Вы —  гад, подлец и сволочь, обремененная интеллектом, но не обремененная понятиями чести и хоть какой-то совестью. А мы с паричком уходим!

И закутавшись в платье, которое я решила одеть потом, когда отойду подальше от этого громадного типа, я подобрала то, что было поблизости и что выглядело нужным, потом подхватила мокрый парик с бревна, развернулась и сделала шаг по направлению к лесу…

На этом представление и закончилось.

—  Все, с меня хватит, —  произнес индивид.

И лес вспыхнул черным пламенем, заставив меня отступить к костру, а после раздался щелчок пальцами и меня развернуло и усадило на бревно. И платье бы точно сползло, но паричок, умничка моя, успел подхватить и вернул мокрую ткань назад, на правое дело прикрытия моего тела.

Пронаблюдав за этим, индивид раздраженно посмотрел от чего-то именно на парик, и спросил:

—  Хъяшр, что происходит?

Парик поправил платье на мне еще раз, потом метнулся, схватил черную ткань, явно принадлежавшую индивиду, вернулся, укутал в нее меня, и забрав платье повесил его на ветках поближе к костру, чтобы просушилось.

— Я жду, — напомнил тип красивой наружности, но очень паршивых внутренних качеств. —  Хъяшр, ты исчез на двадцать лет неизвестно куда, а затем появляешься непонятно с кем и изображаешь «паричок». Что я должен думать?

И мой невинный паричок, вдруг взял, вымахал в трое, сформировался в человекоподобное нечто, только большое очень для человека, и руками начал стремительно изображать какие-то символы. Очень стремительно. Я бы даже сказала —  молниеносно. А тип сидел, и, мрачнея, за всем этим наблюдал.

—  Ясно, —  произнес в итоге гад натуральный, — а она кто?

Паричок начал изображать кто я. И я в него верила, я думала он что-то хорошее скажет, но…

Тип посмотрел на меня, и констатировал:

—  Клиническая идиотка из затрапезного театра, отбракованная еще до дебюта. Понятно. А что здесь делает?

И пока я обтекала, не в состоянии даже пальцем пошевелить, паричок на пальцах взял и все выложил этому индивиду! Абсолютно все!

— Переход через границы Аргена ровно в полночь 31 числа по стандартному космическому времени, сроком на пятнадцать минут. Значит, собираются использовать тягачи, чтобы вытянуть свой убогий пассажирский лайнер. Смешно.

Паричок не согласился, и выдал серию жестов. К сожалению не таких, которые он порталу показывал.

—  Ммм, они все рассчитали и хорошо подготовились, значит. Что ж, сотней злых духов в Мертвом лесу больше, сотней меньше —  мне без разницы.

То есть… он тогда не про парфюмерную промышленность говорил???

И пока я сидела в ужасе и без возможности пошевелиться, гад поднялся и высказал:

—  Я рад твоему возвращению. Действительно рад.  Проводить одну ночь в месяц на берегу Холодного озера в ожидании тебя было тем еще развлечением. Уходим в город.

И он движением руки отобрал у меня плащ! И на этом не остановился, потому что вторым движением он попытался отобрать и паричок, который ответственно прикрыл меня платьем, прогретым у костра. Но парик не согласился, и выдал еще серию жестов.

—  Зачем она мне? —  совершенно равнодушно к моей персоне вопросил гад. —  Костер догорит через час, и духи леса поглотят ее. Она слабая, так что даже тени не останется. Мне проблем меньше. Да, я понял, у нее есть способности, но как-то плевать. Уходим, Хъяшр.

Паричок оглянулся на меня, потом посмотрел на уходящего гада, потоптался на месте и почти сделал шаг за гадом, как вдруг черный плащ вернулся, окутал меня, поднял с места и унес куда-то…

«Только не к духам! Только не…»

—  Да, мы берем ее с собой.

А, то есть это из-за паричка. Счастье-то какое, я не останусь в этом лесу одна наедине с голодными потусторонними сущностями.

— Зачем взял? А смысл диких лесных духов кормить, у меня в замке свой есть, прирученный, вот его я кормить, как хозяин, обязан.

Что?!

За что?!

— Согласен, на вид выглядит вкусной, полагаю, дух тоже оценит… если она в поилке тигра топиться не начнет, конечно.

А, то есть у меня будет шанс утопиться?

—  Что будет, если начнет снова изображать утопленницу? Тогда ее сожрет тигр, что тоже неплохо, я ведь и его хозяин. Да, не говори, живности развел не меряно. Согласен, кто-нибудь да сожрет.

Паричок, и ты туда же?

Но и тут в моей голове раздался мрачный голос портальчика:

«Ну, первое впечатление ты определенно произвела. Основательное такое первое впечатление, даже я впечатлен. Но, знаешь, по-моему ты какой-то другой голод должна была вызвать, не находишь?»

Я молчала, меня не очень бережно несли куда-то, и это куда-то ничего хорошего мне не гарантировало. Ко всему прочему объект «Демон, категория Повелитель» собирается скормить меня своим питомцам. Почувствовала себя мешком корма, который несут домой чтобы покормить собачку там, кошечку, попугайчика… Так часто видела как люди закупают корм в зоомагазине, но только сейчас почувствовала родственную душу во всех этих мешках разных размеров и с разным содержимым.

Однако, едва я ощутила эту самую связь, как припомнился мне один момент —  в этих кормах для питомцев все всегда самое лучшее! Витамины, минералы, полезные микроэлементы, говядина там высшего качества, или зерно без Гмо. Иной раз состав почитаешь и думаешь —  такая хрень полезная, может самому поесть? И у меня появилась мысль, как сделать себя вконец мало привлекательным кормом, так чтобы за здоровье родных животинок этот гад тут же волноваться начал и никому не стал меня скармливать.

«Ничего, разберемся», —  мысленно сказала Шену.

«Ничего себе у тебя оптимизм. Можешь начинать продавать —  разбогатеешь, серьезно».

Вспомнила полгода проведенные в глубокой депрессии и  на подоконнике, похоже невостребованный за все то время оптимизм,  сейчас отрывался на полную.

***

Долго мы не шли, но одно стало странным —  в какой-то момент что-то случилось и я стала как-то странно располагаться на плече, похоже слегка ставшего меньше. Но может и показалось. Просто раньше это плечо вроде как было удобное.

Потом раздался скрип ворот и тут же со всех сторон послышалось что-то невнятное, но определенно приветственное. Гада гигантских размеров тут определенно уважали, причем все, причем массово, причем с разных сторон.

И мы пока шли, я от этого уважения уже устала, не представляю как гад это выдерживал, но похоже ему было норм, а вот мне становилось все страшнее.

—  Повелитель, вы принесли добычу из леса? Отнести ее на кухню поварам, чтобы сготовили вам на ужин?

Охреневшая Вселенная —  они тут хоть о чем-то кроме еды думать могут? Нет, ну серьезно, походу только жрать и способны.

И тут  мне вспомнились слова полковника Сандерса: «Ничего не жрать». Интересно, к чему это было сказано?

Меня пронесли вверх по ступеням, потом еще куда-то поворачивая то на право, то налево, я так и не поняла, я вечно с этим право-лево путаюсь. Потом заскрипела дверь… Тут еще и двери так скрипят?! Точно отсталый мир.

А потом меня бросили.

С высоты!

Прямо вот бросили.

И я полетела, но не так долго, как в портале, правда на этот раз было как-то страшнее.

Но лететь оказалось недолго  недалеко.

Я рухнула на что-то мякое. Спружинила, и поэтому болталась еще немного.

А потом с меня рывком сорвали плащ.

Инстинктивно прикрывшись руками, я тут же села, и запрокинув голову на гигантского гада, который вдруг оказался большим, но не исполинским как в лесу, быстро проговорила:

—  Меня нельзя скармливать вашим питомцам.

Гад, усмехнувшись, сложил руки на груди, она у него в отличие от моей была одета, и насмешливо спросил:

—  Почему? Вы молоды, у вас нежная кожа, определенно вкусное мясо, душа тоже ничего, мои призраки явно оценят.

То есть даже душу скормить собирается… Что за гад вообще?

—  Нельзя! —  я старалась быть убедительной. —  Понимаете, я не полезна, вообще. Всю жизнь на антибиотиках, с ГМО, во мне столько паразитов, нематоды всякие. И болезней много! Особенно венерических! Еще герпес… всяческий. Пожалейте вашего тигра, я серьезно, заболеет ведь потом, больше денег на ветеринарные клиники потратите.

Черные ледяные глаза внезапно потеплели. Оценил мое беспокойство о своей живности? Правда? У меня получилось.

—  Что ж, благодарю за честность, —  величественно произнес Повелитель демонов. —  Вы правы, мне стоит побеспокоиться о здоровье своего тигра.

У меня получилось!

— Что ж, тогда придется скормить вас духам, — постановил гад.

Не получилось…

Но уныние мне уже поднадоело и тут не было подоконника, так что я решила идти до конца.

—  А душонка у меня совсем гнилая, знаете ли. С самоубийственными наклонностями. И в депрессии. Если скормите своим злым духам, они же у вас массового самоубиваться начнут. Вам что, духов не жалко?

Демон призадумался, сохраняя каменное выражение на лице, затем не опуская головы, опустил на меня взгляд, усмехнулся, и приказал:

—  Отдыхай, «фея», я потом решу, кому тебя скормить. В крайнем случае сварим в кипятке. Чтобы никаких микробов не осталось.

И не прощаясь Гад вышел, мановением руки захлопнул двери и вышел.

Я как сидела на кровати, так и рухнула на нее.

Лежу, грудь руками прикрываю, думаю.

Вот тебе и «вышла из зоны комфорта»…

Осмотревшись в помещении, куда меня приволокли для подготовки к скармливанию – комната была мрачная. С кроватью у центральной стены, мрачными темными занавесками с редкими золотыми нитками, видимо для придания мрачности оттенка богатства. С окном обремененным непрозрачными стеклами, которое не открывалось даже после того, как его побили стулом прямо по этим стеклам. Еще тут имелся столик для макияжа, но краситься было нечем, и одеваться было не во что, так что я совершила акт вандализма и надругалась над одной из занавесок. Получилось сносно. Вполне сносно. Закончив с насущным, я прижала два пальца к запястью и над рукой замелькали символы общекосмичкого времени – 30-е число уходящего года, 9 часов вечера. До операции по спасению переселенцев оставалось совсем мало времени —  как оказалось, в портале я провела больше суток, а по ощущениям ну максимум двенадцать минут.

Поняла, что пора переходить к действиям… еще бы понять к каким.

Решила что самым правильным сейчас будет расчесаться, а то воронье гнездо на голове. И есть очень хочется, а так хоть отвлекусь.

***

 

Когда я распутывала очередной ком, а ношение парика и купание в ледяной воде на пользу шевелюре не пошли определенно, дверь распахнулась. Со скрипом, да.

Появилась девица ростом примерно под два метра. Волосы до колен, от чего мне мои прядики даже расчесывать стыдно стало, лицо формата алмазное, в смысле идеальные пропорции, тело богини, одеяние… ну, можно было бы и поскромнее, если на то пошло.

Но потом что-то пошло не так.

—  Ты! С каких пор Повелитель самолично притаскивает в свой личный дворец посторонних девиц, да еще и таких коротых?!

Только думала встать, чтобы поздороваться, но решила не позориться со своим ростом.

—  Да я из тебя все сухожилия повыдираю и брошу на корм уличным собакам! —  заорала девица, и только сейчас поняла, что ее губы очень гармонируют по цвету с глазами – и там алое, и там.

Но в целом одного не поняла —  они тут все на кормлении кого-либо помешаны?

Однако, пока я размышляла о странностях данной нации, дамочка глубоко вздохнула, прижала пальцы длинными черными ногтями к вискам и как мантру произнесла:

—  Это не важно. Это все неважно. Все будет хорошо, мы с повелителем поженимся и у нас будет много детишек. Все будет хорошо, детишек будет много, я счастлива.

И развернувшись, это нечто под два метра ростом продефилировала к выходу, и вскоре скрылась за занавесками, которые прикрывали дверь. И вообще висели тут везде.

После брюнетки ко мне ввалилась шатенка с длинными вьющимися волосами и тоже запредельно высокая. Дева вошла, оглядела меня с ног до головы, и высказалась:

—  Гоблин убогий.

И пока я гадала что будет дальше, эта даже не скатилась до угроз пожирания меня или частей моего тела, сделала глубокий вдох, успокаиваясь и выдала:

— Это не важно. Это все неважно. Все будет хорошо, мы с повелителем поженимся и у нас будет много детишек. Все будет хорошо, детишек будет много, я буду счастлива.

Потом заходила блондинка. Потом девица с голубыми волосами. И с зелеными. И с черно-синими. И с красными. И с рыжими.

Их всех объединяли две одинаковые черты – каждая была феноменально красива и все несли один и тот же бред про «все будет хорошо, мы поженимся и у нас будет много чудесных детишек».

Спустя часа два поток посетительниц иссяк.

К этому моменту я узнала про себя много нового, такого, что все оскорбления в театре показались сущей мелочью, а в зеркале напротив которого я теперь стояла, отражалась носатая карлица-гоблин, с серой кожей, тошнотворными глазюками, отвратным кривым ртом, жидкой шевелюрой и уродливой фигурой.

Нет, так если объективно, то там отражалась обычная я, просто в занавеске вместо нормальной одежды, но после всех оскорблений, мне тоже хотелось прижать пальцы к вискам, глубоко вздохнуть и сказать про то, что все будет хорошо, мы поженимся и у нас будет много прекрасных детишек.

Но, несмотря ни на что, пришлось принять тот факт, что всем этим дамочкам я точно не соперница. Таким образом, предположения портала по имени Шен можно было не принимать всерьез —  вряд ли меня отправили сюда соблазнять главного демона. Нечем просто было соблазнять, если честно. Да и чисто физиологически нереально, так что следовало хорошо обдумать свои дальнейшие действия.

Выбравшись из комнаты, в которую меня точно поселили по ошибке, я оказалась в саду. Повсюду бродили прекрасные девы, которые уже имели честь оскорбить меня с головы до ног, и все они мило улыбались друг другу, потолку, цветам и деревьям, на которых одновременно и цветы цвели и плоды росли. А на кустах цвели и зрели плоды и ягоды, земляника даже была среди цветов, и виноград различных сортов. Так что дивные девы в райских садах ходили, срывали плоды и ягоды, лакомились и щебетали в основном на одну и ту же тему «Это не важно. Это все неважно. Все будет хорошо, мы с повелителем поженимся и у нас будет много прекрасных детишек. Все будет хорошо, детишек будет много, я буду счастлива».

Стесняться своего одеяния я перестала быстро. Да, имел место акт вандализма над занавеской, но по итогу ткани на мне было больше, чем на всех этих помешанных девицах вместе взятых. Но приходилось признать – главный демон кобель! Такой прямо кобель с самым что ни на есть кобелиным размахом! И хватает же ему сил на них на всех!

Осторожно прокрадываясь мимо позитивно ориентированных дев, я пару раз с трудом удержалась от желания сорвать ягодку там, или апельсинку, банан, яблочко, грушу… Виноградинку хотя бы. Но срабатывало вбитое полковником «Ничего не жрать», и я старательно игнорировала урчащий от голода желудок.

Через три часа, хорошо, что мне хронометр в кожу вшили, я нашла источник, от которого поился весь этот райский сад. Источник показался мне странным. Так в целом обычный желоб, правда неожиданно для водопровода  серебряный, по которому текла вроде как обычная вода. Но вот сверху имелось устройство в виде изогнутой змеи, и из ее пасти в воду капали масляные желтые капли вероятно чего-то психотропного. Порадовалась, что ничего не съела.

Двигаясь вдоль стены, не выходя более на садовые дорожки, нашла стражников.

Обрадовалась им как родным!

Во-первых, потому что стражники стояли на входе, а он же выход. Во-вторых, потому что стражники были нормально одеты, а не сверкали обнаженкой. И в-третьих, потому что  их как раз позвали на ужин, а там по словам уходящих стражников ожидалась свиная рулька и отбивные.

—  Стойте, я с вами! —  выкрикнула, выныривая из адского сада.

Стражники в огромных матово черных шипастых доспехах удивленно переглянулись, посмотрели на меня. Потом пришли еще двое стражей, видимо на замену этим, которые шли в сторону моего ужина, и один из уходящих осторожно прорычал:

— Все будет хорошо?

—  Только если покормите! —  выставила свое условие.

Стражники снова попереглядывались. Что они там видели в своих забралах с узкими щелями для глаз, я понятия не имела, но они почему-то все равно переглядывались.

—  А детишек нарожаешь? —  спросил один из новоприбывших.

—  Ну уж нет, с детишками это вы давайте как-то уж сами, без меня. Так, где тут кормят? Мы идем есть или как?

Стражники снова переглянулись.

—  Похоже, она не из Сада Наслаждений, —  решил один.

— И страшная.

—  Я просто голодная, —  даже обидно стало.

Стражники подумали и решили:

—  Ладно, сначала накормим, потом посмотрим.

И мы пошли есть!

***

Еду давали в самом низу замка, в огромном закопченном сажей и запахом прокопченного мяса помещении, где происходила удивительная трансформация —  стражники снимали свои жуткие шлемы и оказывалось, что в них им было лучше, симпатичнее они в броне были, а без брони жесть конечно. Кожа в основном матово-черная, глаза красные, клыки жуткие, черты лица —  как из хоррора, но, зато имелся один огромный плюс —  меня покормили! И усадили на самое лучшее место, подложив на стул для меня четыре подушки. Вообще сначала был стул, но когда я села мне стол был по подбородок, поэтому один страж меня приподнял, другой подложил подушку мне на сиденье, усадили…

Стол теперь был по шею.

И меня опять приподняли, как ребенка, подставили еще одну подушку. Посадили. Подумали, приподняли снова. В общем, остановились на четвертой подушке, пятую подложили под спину.

А потом мне в огромную тарелку насыпали похлебки, отрезали огромный ломоть белого хлеба и дали половник. Ну, я сначала подумала, что это половник, но как оказалось, это была ложка, у всех тут были такие, но только мне было сложно эту конструкцию даже в руках держать, но я справилась.

***

—  И что потом? —  Скарс подлил мне вина в мензурку, которой пользовались на кухне чтобы отмерять специи.

Но для меня вымыли и принесли, потому что пить вино из огроменной деревянной кружки у меня не получилось.

—  А потом я пришла… ик… а на нее примеряют мой костюм! Мой!

— Да чтоб ее аргерсы пожрали! —  Гурус грохнул своей кружкой по столу. – Змеюка подколодная!

— От вырла угрвырлая! —  Шессас размял могучие кулаки. —  Где, говоришь, твоя планета?

—  Точные координаты дай! —  потребовал Базказ.

— Я ей устрою дебют, — Орреш с хрустом размял шею. —  Я ей несмываемые чернила на морду вылью, пусть дебютирует со своим истинным лицом, богачка угрвырлая!

Я вытерла скупую слезу и с благодарностью посмотрела на своих лучших друзей. Вот никто меня не понимал, а они поняли. И не важно, что демоны и на них даже смотреть страшно, главное ведь не внешность, а то что внутри.

—  Парни, вы лучшие! – заверила от всего сердца.-  Выпьем за вечный ад и чтобы все сдохли!

—  Чтоб все сдохли!

—  Чтоб сдохли!

—  Чтоб все…-  и тут Скарс призадумался. —  Да пусть живут!

Ну, я поддержала друга, и выкрикнула новый тост:

— Пусть все живут!

Меня поддержали дружным хором нетрезвых голосов, и мы выпили за то, чтобы все жили.

—  Живут, но мучительно! – выкрикнул Базказ.

—  Выпьем за то, чтоб все мучились! – подхватила я.

Мне не жалко.

К этому времени Вирна принесла мне десерт. Она тут вообще сидела и краешком фартука слезы утирала, пока я рассказывала, как полгода ничего даже толком не ела, сидела как дура на подоконнике с чашкой какао, и ту в доставке еды заказывала. А больше не лезло ничего, и сил готовить не было, и вообще плохо все было… После этого мне все дружно скинулись кто чем мог. У кого сухарики были со вкусом ветчины в загашнике, у кого сухофрукты, правда, некоторые оказались несъедобными, а у кого завалялись даже конфеты. И теперь передо мной была куча вкусняшек. Правда таких, с сюрпризом. Некоторые есть можно было, некоторые лучше не нужно, а некоторые хрен прожуешь, но я не жаловалась! Я выпросила себе сумку, набила ее до отвала и решила, что теперь ни за что с ней не расстанусь, мне этого запаса на полгода голодания хватит.

—  Вот, деточка, держи, —  Вирна осторожно поставила на стол передо мной огромный пирог. Такой огромный, что я его и за неделю бы сама не съела. —  И больше это, не болей своей этой депрессией, побереги себя.

—  Спасибо, тетя Вирна, —  в глазах защипало.

—  Да будет тебе, мелочи то. А я тебе потом, когда парни эту Исарию доставят, из ее мозгов пирог сделаю, знаешь, как вкусно будет?

Чет я после этого с сомнением на пирог передо мной воззрилась. И на мясную похлебку.

—  Не, — Шессас по-дружески хлопнул меня по плечу, от чего я чуть мордой в пирог не врезалась, —  это не мозговой торт. Для мозгового мозги нужны, но их хозяин запрещает во дворце готовить.

— Ничего, для тебя приготовлю, —  пообещала Вирна.

—  А я на черном рынке мозгов добуду, —  заверил Шессас.

Не удержавшись, осторожно спросила:

—  Чьих?

И тут все пригорюнились как-то.

—  Что-то давно хозяин ни на кого не нападал, —  с тоской сказал Скарс.

И вот только он это сказал, как случилось непредвиденное.

Наверху грохот раздался. А от двери до кухни была лестница и там ступеней пятьдесят имелось, но я по ним недоспускалась —  они огромные, а у меня ножки, так что меня Базказ на ручках вниз отнес. А теперь вот кто-то по ним спускался. И этого кого-то все знали, потому что я мигом оказалась под столом, подушки все швырнули в сторону и они красиво, веером так разлетелись, мою сумку с вкусняшками сунули тоже под стол, а на стул быстро уселась Вирна, так словно она вот тут с самого начала и сидела.

Короче стремались все не зря —  устроившись на ноге Шессаса, у него сапоги хоть без шипов были, я осторожно выглянула и узрела главного демона.

ГлавГад вошел в столовую, поразив меня своей внешностью. Во-первых он стал меньше. В лесу где-то под три метра был, сейчас чуть больше двух где-то, и непонятно с чего скукожился, но сделал это гармонично очень… короче пропорциональный остался, и красивый… сволочь.

В отличие от лесного наряда на нем теперь был куда более претенциозный черный халат, перехваченный широким черно-золотым поясом, да и патлы ему уложили, а еще взгляд стал более выразительным, словно ему и глаза подкрасили. И вот этими выразительными глазищами он обозрел все вокруг, и спросил:

—  Фейку мелкую такую не видели?

—  Нет!!! —  мгновенно ответили ему все.

Сразу ответили. И прозвучало искренне так. И натурально. Словно вообще ни разу не врут. Даже я почти поверила, если бы не сидела тут на ноге Шессаса.

Демон постоял, поизучал всех своим пристальным проницательным явно подкрашенным с помощью подводки взглядом, и внезапно сказал:

—  Вы ее сожрали что ли?

—  Нет, не жрали! —  вновь проявили поразительное единодушие все демоны.

И продолжили честно и преданно смотреть на хозяина.

В столовой из десяти столов были заняты пять. Все сменившиеся стражники пришли ужинать, а потом все перетекло в мое нытье за жизнь, и рассказ о черной несправедливости, в итоге появилось вино, все сели поближе, ну и… всем было хорошо, пока этот гад не явился.

—  Ммм, —  протянул ГлавГад с ничем не обоснованным подозрением оглядывая всех и каждого. И я вот думала он нихрена не найдет к чему прикопаться. Но он взял и нашел: —  Вирна, а с каких пор ты пьешь вино из мензурки?

Кухарка нервно сглотнула, гулко так, слышно даже было, и… ничего не смогла сказать. И остальные молчали, только градус напряжения повышался.

Ну, я осторожно придвинулась ближе к поварихе, и прошептала:

—  Скажи что ты не пила, так случайно с собой из кухни приволокла.

Вирна вся оцепенела, и выдала:

—  Угу, —  это мне, но громкова-то вышло, все услышали. – Повелитель, правду говорю, что я не пила, так случайно с собой из кухни приволокла.

ГлавГад медленно сузил глаза. Зря Вирна начала с «Угу», кажется мы спалились.

Но, как оказалось, не только мы.

— Скарс, — медленно проговорил главный демон, —  с каких пор ты с Шессасом и Базказом за одним столом сидишь?

И вот на этот вопрос никто не ответил, но напряжения в воздухе стало намного больше.

И все молчали.

Все кроме главного.

— Гурус, где она? —  тихо, но как-то вконец угрожающе спросил демон.

Но ему никто не ответил. Вообще никто. Все сидели молча. И за соседними столиками тоже молча. И за нашим никто не вякнул. И не пошевелился даже.

—  Как ин-те-рес-сно, — протянул гад.

На самом деле интересно не было, было страшно, а еще жутко, а так же стремно, но точно не интересно.

Помолчав вместе со всеми, демон медленно произнес:

—  Лир-рин, сама выйдешь или заставить?

Это было конечно страшно, но я слишком много выпила, чтобы оцепенеть от ужаса.

—  Не выйду, —  нагло ответила из-под стола. —  Кормите своего тигра чем-нибудь другим. Ягодками и фруктами из вашего сада, к примеру, пусть тоже сидит и томно мечтает на тему вашего семейного счастья и ваших дивных детишек!

И тут кто-то громко заржал, но мгновенно умолк под выразительным взглядом начальства.

И снова стало очень тихо.

—  Вылезай! —  приказал ГлавГад.

—  Не вылезу, —  я покрепче обняла ногу Шессаса.-  Мне и тут хорошо.

И тут терпение у ГлавГада лопнуло.

И разом как-то стол полетел в одну сторону, демоны в разные, а я с сапогом Шессаса повисла в воздухе. Позорно было, наверное, но сапог я все равно не отпустила, даже когда красивые глазищи демона полыхнули алым пламенем…

А потом было не весело.

Меня вместе с сапогом взяли за шкирку, от чего занавеска чуть не порвалась, и  брезгливо держа на вытянутой руке, отнесли обратно в Придурковатый Сад, после в комнату, где я в себя пришла, а затем, отобрав сапог, взяли и швырнули в бассейн, который кто-то ошибочно нарек ванной. После этого Гад ушел, а какие-то стремные тетки пониже садовых див, вошли. И меня начали жестоко топить, не особо старательно маскируя это под видом купания.

***

Меня мыли час! Целый час! За это время с меня сдирали кожу с волосами, мазали всем чем не попадя, мыли всем что попадя, расчесывали гребнями которые вообще для моих волос не предназначены и шили наряд, прямо там, на месте, один в один как те, что носили озабоченные мечтой о свадьбе с ГлавГадом. Попутно меня пытались покормить фруктами, но тут я проявила жесткость и заявила, что уже согласна на пирог с мозгами.

Потом меня вернули в комнату.

Как только все ушли, я надругалась над новой занавеской и соорудила себе хоть какое-то подобие приличного наряда.

Потом кто-то подбросил мне сапог и сумку с вкусняшками —  расчувствовалась так, что чуть не разревелась.

Потом открылась дверь и вошел ГАД, а я тут сидела в углу, жевала вяленную ветчину и обнималась с сапогом. Мне, между прочим, было комфортно и уютно, я вообще была почти счастлива, а его никто не звал.

Ну он так и понял, поэтому развернулся и вышел.

Я уже почти обрадовалась, но тут  вместо одного Гада вошли все те же тетки…

У меня отобрали сапог, сухпаек, посдирали занавеску с меня и вообще со всего и отовсюду, а потом… меня потащили мыться. Я сопротивлялась и орала, я требовала назад мой сапог, я отказывалась одевать эти прозрачные клочки ткани, которые мало что скрывали в принципе, и порвала штук десять, но тетки попались рукастые, пока я рвала один наряд, мне в быстром темпе шили еще десять.

Короче закончилось все плохо.

Почти голая я, голые стены на которых ни одной занавески не осталось, кровать без покрывала, подушки без наволочек, жизнь без перспектив и ГлавГад в дверях.

—  Что б ты сдох! —  от всей души пожелала я.

Он молча сложил руки на груди, привалился плечом к косяку, покивал и спросил:

—  Что-нибудь еще?

—  Да! – мне действительно было что сказать. —  Что б ты сдох, вырла угрвырлая!

Я ожидала какой угодно реакции, но вот чего не ждала, так это того, что у ГлавГада дрогнут губы, словно он пытался сдержать улыбку.

А затем демон сказал:

— Вырг.

— Что? —  не поняла я.

—  Вырла – женского рода, вырг —  мужского. Так что правильно будет «вырг».

Посидела, прижимая к себе голую подушку, подумала и сказала:

—  Не, «чтоб ты сдох, вырла угрвырлая» звучит лучше.

И взгляд Гада заледенел. Даже жутко стало и мне и подушке.

Но потом стало жутко только мне, потому что демон шагнул в комнату, рывком сдернув с себя пояс, и произнес:

—  Засекай время. Мне интересно, как долго ты сможешь удерживать мой интерес.

И он снял халат!

Я завизжала во всю глотку, пока он стоял, слегка оторопев от уровня громкости моего хорошо поставленного голоса, а пять лет постижения ораторского искусства не прошли даром. Так что я благополучно визжала, пока ГлавГад стоял, а я пялилась на его великолепное по всем параметрам тело, а там и торс, и мышцы, и кубики на животе, и плечи, и шея и вообще все было как с картинки, причем в эротическом журнале. Но орать мне это ничуть не помешало, напротив —  я громче орать начала.

Потом мы с подушкой напали на демона. Вообще-то нападала одна подушка, а я тем временем улепетывала, не снижая уровня вопля, но швырнула то подушку я, так что можно сказать, что нападали мы вместе.

Потом я улепетывала, потырив у ГлавГада халат, заперев дверь на засов, и все это не переставая орать.

Потом я свернула куда-то, свалилась откуда-то и рухнула где-то возле клетки, за решеткой которой был тигр. Я поорала с перепуга, тигр порычал, тоже струхнув, видимо, потому что в халате демона я смотрелась внушительно. И на этом бы все закончилось. Но после, где-то под сводами прозвучало жуткое «Лир-рин!», от чего я рванула засов клетки, юркнула к перепуганному саблезубому тигру размером с быка, обнаружила в углу, в который сама забилась, такое же забитое и испуганное приведение и затихла, мысленно умоляя тигра так жалобно не мяукать, да еще и в ужасе прижавшись к противоположной стороне клетки.

Ничего удивительного, что полуобнаженный ГлавГад явившись, сходу понял, где меня искать. Этот трусливый тигр разве что когтем на лапе на меня не указывал!

Когда ГлавГад мрачно выносил меня из клетки, тигр совершил отчаянный рывок и под моим потрясенным взглядом взял и сам закрыл свою клетку, умудрившись засунуть засов. Засов, конечно, был с внешней стороны, поэтому и удивились столь значительно, и я и духочка мой перепуганный. Настолько перепуганный, что сжался весь от ужаса, и я его аккуратно засунула в самое безопасное место —  в лифчик.

***

Мое позорное возвращение проходило в самых позорных обстоятельствах —  по коридорам, переходам и лестницам стояли вытянувшись в шипастые струнки стражи, в Психованном Саду везде стояли, сидели и полулежали в соблазнительных позах девы на позитивном восприятии будущего повернутые, а меня все так же несли, и даже в комнате.

ГлавГад принес меня к холмику.

С этого холмика сорвал самую красивую клубничку, и я так поняла, что сейчас у нас самая клубничка то и начнется.

—  Не буду! —  болтаясь все так же, в полуметре от земли, решительно заявила я.

—  Будешь, — холодно произнес демон.

И тут я услышала мысленное:

«А вот теперь ты реально попала», —  и это сказал Шен.

«Портальчик! Ты вернулся!» — от всей души обрадовалась.

«Типа того, но, похоже, зря свою энергию трачу,-  мрачно ответило мне переместительное устройство. —  Так, я смотрю, ты змею у себя на груди пригрела».

Глядя на ярко-красную, блестящую, ароматную до ужаса клубничку, которую мне сунули прямо под нос, нервно ответила:

«Зачем ты так духа оскорбляешь? Он, конечно, злой, но не плохой ведь».

«Он плотоядный, и вроде как разумный. Проси о помощи».

«Как?» —  не поняла я.

«А вот это хороший вопрос. Ищи выход, давай, пока тебя не траванули ментально».

И я поняла, что самое время проявить свои лучшие таланты. А талант у меня, между прочим, имелся.

—  Простите, —  висеть в положении когда тебя держат за шкирку было не слишком удобно, но мы во время обучения и собак изображать учились, так что висеть как мешок еще не самое страшное, и я старательно подняла голову, дабы скосить взгляд на ГлавГада, доверительно сообщила ему, —  вы когда меня так держите, ворот пережимает шею и я не могу глотать.

Меня невежливо уронили.

Грохнувшись на пол, я сделала вид, что все идет так, как и должно идти. Поднялась, отряхнула стыренный халат, поправила складки, распустила волосы (вроде так сексуально), встряхнула прядями (вроде так еще сексуальнее), проверила запястья, демонстрируя нежную кожу рук (это вот точно сексуально), стрельнула глазками в ГлавГад (гад устоял, только взгляд у него стал вдруг очень подозрительным). И мило улыбнувшись протянула просящую руку. Мне мигом бросили подаяние с подвохом, и сложили собственные могучие руки на могучей груди, собираясь простоять тут и пронаблюдать за тем, как я буду это есть.

Мило похлопала ресничками, мило поулыбалась, мило поднесла клубничку ко рту и прикрыла ее второй ладонью, как бы стесняясь.

—  Что вы делаете? —  ледяным тоном вопросил ГлавГад.

—  Ах, это? —  я убрала руку и воозрилась на ароматную ягоду. —  Понимаете, в культуре моей планеты, клубничка означает нечто… интимное.

—  Хм, — демон нахмурился, —  насколько интимное?

О, тут я томным голом проговорила:

—  Оооочень интимное… Клубничка это нечто такое… такое… о чем в приличном обществе не говорят, —  почти правду сказала.

—  Ничего, можете рассказывать, мы здесь все свои, —  почти угрожающе заверил ГлавГад этой планеты.

Хотя как по мне он уже мог претендовать на звание ГлавГада всей вселенной.

Ну и ладно, эротические роли я тоже учила.

Тряхнув волосами, я отставила ногу, ухватила клубничку за черенок и поднеся ягоду к губам, сообщила:

—  Во-первых, на клубничке учатся поцелуям.

И под взглядами изумленной публики, страстно приникла губами к алой мякоти, полуприкрыв глаза и изображая самое что ни на есть чувственное наслаждение.

Мои стоны разнеслись на весь Психанутый Сад, в мгновение ока повысив градус психованности его обитательниц.

—  Во-вторых, — я с нежностью осмотрела весьма крупную ягоду, — на клубничке учатся обращаться с самой нежной частью мужчины…

И не отрывая взгляда от ГлавГада, я медленно поднесла острие ягоды к губам, медленно обхватила губами, медленно…

— Не удивительно, что тебя не допустили до дебюта, —  внезапно произнес этот… это ГАД! —  паршивая из тебя актриса.

Чуть не сожрала клубничку с досады.

—  Ладно! Хорошо! —  швырнула клубнику обратно на грядку. —  Не хочешь по-хорошему, перейдем к плохому варианту.

И я пошла слюнявить другие фрукты-ягоды-овощи.

Досталось всем. Но банану больше всех. Так глубоко я еще ничего в свой рот не засовывала, и хуже мне было только на курсах по риторике, когда я случайно пару камней проглотила, из тех с которыми должна была научиться разговаривать.

К моему огромному счастью на банане у ГлавГада сдали нервы, и он нервно покинул Сад Наслаждений прежде, чем я осознала, что происходит. А происходило нечто – эротические курсы по обслюнявливанию всего, что нипопадя нашли своего зрителя и обзавелись массой последователей. Но так как у местных див моего печального опыта с проглатыванием камней не было, для многих эротические эксперименты закончились расставанием с ужином, и теперь то тут, то там слышались страстные взывания к Ихтиандру, он же белый фарфоровый друг, он же «Прощая ужин», он же…

А не важно, я взяла и просто ушла.

***

Всю ночь в Саду Наслаждения проводили уборку. Даже кухарок подключили к этому делу, так что Вирна зашла ко мне с одеялами и отрезом черной блестящей ткани —  шила повариха еще лучше, чем готовила, так что я обзавелась парой комплектов из штанов и рубашек. А еще мне пошили шортики и спортивный бюстгальтер, Вирна удивилась дизайну, но сделала все как я просила.

Под утро мне, наконец, удалось договориться со Злым Духом. Он, вроде как и был злой, но оказалось что еще и очень напуганный. Путем долгих переговоров выяснилось, что это дух прежнего ГлавГада, и у него все было хорошо, пока он не решил убить отца нынешнего ГлавГада, и с этой задачей бывший Повелитель Демонов справился, но он одного не учел:

Маленькому демону холодно зимой.

Из лесу демона не вызвали домой.

Сколько на демоне шрамов расписных,

Следов обморожения, уроков жизненных.

Не дождавшись папочки, вернулся наш герой,

Юный стал правителем, было так впервой.

Всех врагов повесили прямо у ворот,

Вот так и закончился этот эпизод.

Когда душик перестал рассказывать, мы с Вирной сидели в ауте, ступоре и шоке. Правда она при этом умудрялась шить, а я жевать.

—  Вот оно как, —  проговорила кухарка, на мгновение перестав всаживать иглу в ткань, —  а мы всегда думали, что Повелитель вернулся после всего этого.

—  Той ночью и вернулся, —  хрипловато ответил злой дух, — я еще не успел приказать прежнего повелителя с его женой вынести, он их в спальне и застал, прямо на кровати… Надо было мне поторопиться…

—  Может надо было просто никого не убивать? – я даже возмутилась.

—  Э, нет, мы же демоны, мы так не можем, —  вздохнул несчастный злой дух. И добавил: —  Я виновен, да! Но и он не прав – я достоин достойной смерти, а что получил? Посмотрите на меня! Я Великий Повелитель демонов влачу жалкое существование в виде беспомощного духа.

— Злого Духа, — поправила я.

—  А в чем разница? —  возмущенно переспросил дух.

И тут Вирна нам задвинула про разницу:

—  Мм, из злых духов я такую похлебку варить умею, пальчики оближешь.

И мы с духом разом и с одинаковым ужасом посмотрели на Вирну. Только дух боялся того, что его съедят, а я того, что меня заставят это есть…

—  Плохая идея! —  мгновенно высказалась.

—  Поддерживаю, —  высказался дух, снова прячась в мой корсаж.

И тут я вспомнила слова Шена.

—  Слушай, бывший ГлавГад, — я отодвинула ткань и воззрилась на два глаза, ныкающихся там, — тут такое дело… Понимаешь, в этом саду все психованные…

—  Это потому, что у прошлого Повелителя всего одна жена была и один сын. А все ему говорили – больше сыновей, больше силы, но он все равно – раз женился и одну всю жизнь любил как дурак! —  высказалась Вирна.

—  Точно дурак, —  поддержал дух. —  Если бы сыновей было больше, никто бы не рискнул напасть, даже я.

—  Ой, да оправдание себе любой преступник найдет, —  пресекла я попытки недобросовестного очищения совести. —  Но мы сейчас не об этом. Душик, давай серьезно – если я хоть что-то из этого Психотропного Сада сожру, я тебя сдам. Сходу сдам, понимаешь?

Дух все понял, затих.

—  Так что думай, давай, что нам дальше делать, а я это… спать. День предстоит трудный.

И на этом я высунула духа из своего личного пространства, закуталась в одеяло и завалилась спать. Вообще чем в депрессии хорошо было – хоть высыпалась. А сейчас как вышла из зоны комфорта так уже почти двое суток не сплю.

***

Утро началось с нервного шепота:

«Спелые. Только очень спелые ешь. Очень-очень спелые!» —  и на этом злой душик исчез.

А я еще поспала. Не бежать же прямо сейчас и чего-то там есть. Когда придут, тогда и пойду.

Но долго спать не пришлось.

Сначала сработал вшитый в кожу таймер и электронный голос сообщил: «До выполнения поставленной задачи ровно двенадцать часов».

Потом распахнулись двери, и вошел владелец халата, который я вчера так удачно потырила.

—  С добрым обедом, — произнес ГлавГад.

— Обед? Где обед? Я что-то еды не наблюдаю, —  буркнула ему, и с головой закуталась в одеяло.

—  Не переживай, обед тебя уже ждет, —  мрачно сообщил ГадГадский, и стащил с меня одеяло.

А под одеялом не было никакой порнографии – там был черный костюм, который сшила мне Вирна. Хороший костюм. С широкими штанами и крепким поясом. Отличный такой костюм.

И тут в руке ГлавГада сверкнул кинжал.

Ну я так поняла, сейчас мой костюм жестоко казнят прямо этим режиком.

— Да сожру я твою клубнику! —  заорала, сваливая на другую сторону огромной кровати. – Сожру! Доволен?

ГлавГад молча убрал кинжал.

Подал мне руку.

Раздраженно проигнорировала. На выходе из комнаты захватила гребень, кое-как причесалась, вышла в сад.

Сегодня здесь было на удивление пусто, в том плане что не ходило никого высоченного и грудастого, а вот теток в темных мешковатых платьях было полно и я еще не забыла, как они меня мыли… до сих пор вспоминать больно. С другой стороны может реально утопить пытались, а я и не поняла.

Дошагала до холмика с клубникой.

Спелых ягод на делянке оказалось малова-то, в основном все были полузеленые и еще не поспели. Как и остальные плоды. Складывалось такое ощущение, что вчера в процессе уборки тут посрывали все что было, а то что сейчас есть, это успевшее поспеть за короткую ночь и начало утра.

— Я жду, —  неумолимо напомнил ГлавГад.

Посмотрела на клубнику, потом на растущее рядом дерево с апельсинами… Подумала, что странным образом склоняюсь к апельсинам.

Но демоняка был совсем неумолим и приказал:

—  Начни с клубники.

Подавив раздраженный вздох, воззрилась на клубнику. Слова злого духа я помнила, и хоть дух был злым, но враг моего врага и все такое – душеньке было невыгодно, чтобы я стала еще одной матримониально повернутой позитивщицей.

Тяжело вздохнув, решила, что в жизни нужно хоть раз кому-нибудь да довериться.

Критически осмотрела холмик с зелеными кустиками, обнаружила несколько очень спелых ягод, которые выглядели несколько пожухлыми по сравнению с полузелеными, но… риск дело такое, благородное.

Потянувшись, взялась за ягодку и поняла, что нихрена она не на кусту росла, она там просто филигранно лежала, так что казалось будто бы это ее родной кустик и она прямо на нем и выросла. Но там черенок был оторван.

Что ж, актриса я или как.

Изобразила отрывание ягодки, которое типа далось мне ну с очень большим трудом, поднесла к губам, пострадала еще с секунду, и решительно кусанула ягоду. Потом с ожесточением долго жевала. Потом ГлавДемону надоело ждать и он, ухватив меня за запястье, резко развернул лицом к себе.

И тут что-то случилось…

Я смотрела на ГлавГада и вдруг увидела, что он очень красивый. Тонкие черты мужественного лица, высокий лоб, смуглая ровная кожа, мягкие нежные губы и невероятной красоты абсолютно черные глаза с длинными черными ресницами и под красивыми черными бровями… И взгляд был таким, что я невольно сглотнула…

И испугалась бы, но тут демон улыбнулся.

И у меня подкосились ноги.

Он был такой… такой… такой, что хотелось стечь на пол лужицей и оттуда лежать и восхищаться… и восхищаться… и еще восхищаться…

И тут это божество сексуальности, низким чуть хрипловатым голосом задумчиво произнесло:

—  Странная реакция.

Нет, не понять Демонической Сволочи что такое любование прекрасным.

Пришлось давить в зародыше страсть к искусству, изображать полномасштабную идиотку, и радостно подпрыгивая на месте, совместив это дело с широкой восторженной улыбкой, я поизображала эйфорию, осознав страшное – я слова забыла. Напрочь. Как в ступоре.

Про детей там было что-то… и про поженимся… и…

— Дети у всех будут красивые и все поженятся!  — восторженно заявила я.

ГлавГад нахмурился. Менее красивым он от этого выглядеть не стал, что обидно было, а вот более умным точно стал.

—  Гарарда, проверь ягоды, похоже, некоторые успели забродить, —  приказал, не отрывая от меня взгляда.

Женщина в хламидах с закрытым лицом поспешила к кусту, и была вынуждена упасть прямо мордой в эти самые кусты. Любой бы на ее месте упал, если бы ему подножку сделали.

—  Лирин! —  нахмурился ГлавГад.

Да ладно. Может я и неудавшаяся актриса, но чему-чему, а вот ставить подножки соперницам научилась филигранно. Мне их раз двести ставили, так что хочешь — не хочешь а научишься. Как и делать после этого самое невинное выражение лица.

—  Красавчик! —  с эротическим придыханием восторженно выдала я и кинулась обниматься с ГлавГадом.

Демон, слегка опешив, с трудом вывернулся, каким-то неимоверным образом скрутил меня, прижал к себе спиной, сжимая мои запястья, и приказал не мне:

—  Сорвать все ягоды, с ними что-то не так!

Ну не так, так не так.
Кое-как вывернувшись, я запрыгнула на ГлавГада, обняла за шею руками, и за талию ногами и эротично прошептала:

— А паричок мой где, а?

Дальше произошло уже стандартное —  меня отнесли в выделенную мне комнату, правда, теперь без замачивания моей творческой личности в бассейне, который ошибочно называли ванной, а так просто, уложили на кровать, даже одеялком заботливо прикрыли и… и тут произошло странное —  ГлавГад сел рядом, тяжело вздохнули глядя в пустоту невидящим взглядом, произнес:

—  Прости, фейка, но другого выхода у меня нет. В клане поклоняющихся Мгле на данный момент нет наследников. Это ставит под угрозу мое правление, и я вынужден принимать меры. Все возможные меры…

Я замерла под одеялом, напряженно прислушиваясь.

— Что касается переселенцев, —  как-то нерадостно продолжил демон, —  среди трех тысяч человек в капсулах анабиоза и двухсот сорока членов экипажа, тысяча двести  — девушки. Мы долго выбирали нужный крейсер, выбрали тот, что следовал по программе «Конкурентное заселение планет». Понимаешь о чем я?

Вообще-то нет, я в целом ничего не понимала в деле заселения планет.

Правильно поняв мое молчание, ГлавГад пояснил:

—  Это способ освоения планет, при котором семейные пары и дети занимают лишь незначительную стабилизирующую часть переселенцев. В остальном парней брачного возраста отправляют в большем количестве, нежели девушек. В таком случае, прибыв на новую планету, часть мужчин идет в расход, погибая не только в жестких условиях незаселенных планет, но и в борьбе за внимание женщин, которых на всех не хватает.   На Аргене сходная проблема —  за годы междоусобиц, перекос в сторону мужского населения возрос существенно. Ныне положение мужчины измеряется не властью и богатством, а величиной гарема.

Что ж, тут я вежливо вставила:

—  Судя по вашему, гарему вы самый могучий могун здесь.

ГлавГад внимательно посмотрел на меня.

Я из-под одеяла осторожно на него.

И тут Скот Планетарного Масштаба взял и обозначил причину, по которой терпел меня все это время.

— Сегодня, в полночь, я позволю полковнику Сандерсу и его команде проникнуть на территорию Аргена. К сожалению, на данном космическом лайнере установлена весьма паршивая система защиты —  мне не вскрыть его, не повредив тот ценный груз, что имеет значение для моего народа. Но Сандерсу, для того, чтобы активировать аварийную систему крейсера «Эвенда» придется отключить систему безопасности —  это мой шанс.

Внезапно я почувствовала, как по спине скатывается одинокая ледяная капля – кажется я так не нервничала, даже перед дебютом… а нервничала я тогда знатно, волосы клочками выпадали.

—  Уже завтра, —  продолжил ГлавГад,  — у каждого из воинов моей армии появится жена, а в Темном лесу злых духов станет на несколько сотен больше. Что касается семейных пар и свободных парней —  они покинут Арген в безопасности, даже не выходя из анабиоза.

Вторая холодная капелька…

Демон посидел, взирая на меня своими адски красивыми, но теперь казавшимися мне такими страшными глазами, что я и звука не смогла выдавить.

—  Все это, —  продолжил Скот Демонический, —  я рассказал тебе для того, чтобы ты знала – жизни двух тысяч восемьсот переселенцев зависят от тебя. Перед началом спасательной операции Сандерс свяжется с тобой. Даже если ты об этом не знаешь, мне хватает опыта, чтобы быть уверенным в этом на все сто процентов. Ты подтвердишь свое наличие в моем гареме, заверишь в том, что справишься с поставленной задачей. И на этом все.

Я медленно села, напряженно глядя на Главного Демоняку.

Поняла ли я все? Да, я поняла. От моего согласия зависели жизни семей с детьми и тех парней, что оставались в состоянии искусственного сна. И если встает выбор между 2800 человек и 1200 тут уж действительно априори лучше выбрать меньшее из зол.

Но Главный Гад кое-чего не учел.

Я была актрисой.

И десять лет готовилась к своему дебюту.

За этими простыми словами скрывались многочасовые занятия вокалом, хореографией, сценическим мастерством, ораторским искусством, и снова хореографией. С двенадцати лет я жила в режиме нон стоп, 24 на 7. В будние дни репетиции были с пяти утра до восьми, после чего я шла на учебу, и всеми силами пыталась не заснуть на уроках, но после  —  снова в студию. Наш менеджер не был самым жестоким в отрасли, но для измотанных нас это было слабым утешением, очень слабым. Но мы жили мечтой и верой в свои идеалы. А те, кто не верил в себя, шли по другому пути —  находили спонсоров. Первое время такие девчонки были счастливы – у них появлялись деньги, можно было хотя бы выспаться, но к финалу нашего обучения они гасли. Исчезал блеск в глазах, пропадала всякая надежда на будущее, и не оставалось ни капли веры в себя. Спонсоры становились все старше, требования у них росли непомерно, унижения все существеннее – и все заканчивалось плохо. Очень плохо.

И вот теперь мне в открытую говорят, что тысяча двести девушек попадут в лапы фактически «спонсоров». Ну, так, если в общем посмотреть, то сложно как-то иначе характеризовать эти зависимые отношения.

Но даже, если я пойду на сделку с совестью, что дальше? Программа переселения была спорной, но для перенаселенных планет становилась выходом из положения. Обычно, на переселение соглашались самые незащищенные слои общества, те кто не мог рассчитывать на хорошую зарплату в условиях адской конкуренции, где на одно рабочее место приходилось до пятнадцати кандидатов… прямо как у нас в театре. И у планетарного правительства из всего этого было лишь два выхода —  первый принудительно ограничить рождаемость, и второй  —  заселять новые планеты. Второй способ был очень затратным в финансовом плане. Ведь требовались не только сами переселенцы, но и пропитание на первое время, снаряжение, техника, временные дома, оружие для защиты. Причина погружения переселенцев в анабиоз происходила именно по причине необходимости сохранить ресурсы для заселения. Ну так вот, вопрос в том, что произойдет с крейсером после того, как из него будут выгружены все девушки? А ничего. Он полетит на место назначения. И прибудет на необитаемую планету в количестве – две тысячи молодых мужчин и восемьсот членов семей с детьми. Что произойдет далее предугадать не сложно – ничего хорошего. Потому как посылать второй корабль дорого, и переселенцы как минимум на год останутся одни, в царстве полнейшего беззакония.

В общем, в нашем варианте выбирать меньшее из зол смысла особого не было вовсе.

И я улыбнулась.

Восторженно, широко, лучезарно. Нам менеджер всегда говорил «В любой непонятной ситуации —  улыбайтесь». Вот я и улыбаюсь.

—  Лирин? – несколько напряженно вопросил ГлавГад.

Ну, так если еще подумать, то даже если я сожрала забродившие ягодки, то эффект все равно должен же быть.

—  Это все не важно! —  с эротически-восторженным придыханием воскликнула я. —  Это не важно. Это все неважно. Все будет хорошо, мы с повелителем поженимся и у нас будет много детишек. Все будет хорошо, детишек будет много, я счастлива!

Красивые глаза натурального Гада с расовой определенностью, прищурились с нескрываемой подозрительностью, и продолжали испытывающее взирать на меня.

Жаль, ничего больше накаченные наркотой дивы Поганого Сада мне не говорили, поэтому я понятия не имела, что делать дальше. Решила повторить уже сказанное!

—  Это не важно. Это все неважно. Все будет хорошо, мы с повелителем поженимся и у нас будет много детишек. Все будет хорошо, детишек будет много, я счастлива!

Черные глаза казалось стали взирать на меня с еще большей подозрительностью. Судя по всему, что-то было не так. Еще бы понять что.
Но подозрения только подтвердились, когда ГлавГад все так же пристально глядя на меня, приказал:
— Раздевайся.
Да, это было неожиданно.
Нервно улыбнувшись еще шире, чем раньше, хотя подозреваю, что это было уже совсем странно, вполне разумно заметила:
— Так раздевалась уже, когда пиявок искала. Неужели вы забыли?
— Нет. Незабываемое было зрелище. Повтори его для меня.
Вспомнила то самое незабываемое зрелище и испытала приступ удушающего стыда. И за «Помогите, тону» и за истеричные поиски несуществующих пиявок, дошедших до почти полного раздевания и предоставления ГлавГаду вполне себе любопытного вида, едва прикрытого кружевными трусиками.
И вот тогда хоть и было стыдно, но не было страшно – тогда ГлавГад был больше на треть.
— А почему вы в лесу были таким громадным? — спросила, невинно хлопая ресницами.
— Боевая форма, — не отрывая взгляда от моих глаз, произнес Главенствующая Демоняка, — Лес Духов не простое место, лучше быть готовым ко всему.
Внезапно на мрачном лице промелькнула едва заметная усмешка и ГлавГад добавил:
— Но к тебе я определенно оказался не готов.
— Правда? — даже мило улыбаться перестала. — А когда собирались скормить злым духам, выглядели более чем уверенно.
Ну и я себя выдала.
Он это понял мгновенно.
Рывок, и я оказалась сидящей на его коленях.
Еще рывок, треск ткани, холодный воздух на обнаженных плечах и жуткое ощущение пристального немигающего взгляда, отслеживающего каждую мою эмоцию. А из эмоций я сейчас могла выдать только страх. Легкое касание пальцев скользнувших по щеке и ниже, и пугающе проникновенное:
— Есть два способа укротить женщину. Первый, не требующий усилий — заставить ее отведать плоды Сада Наслаждения. И второй — уложить в постель.
— Я и сама лечь могу, — мигом заверила ГлавГада.
Усмешка на красивых губах и треск ткани на мне.
Потом, пока я сидела, широко распахнутыми глазами потрясенно взирая на Демона Соблазна, этот самый демон взял и рывком сорвал с себя рубашку.
Под рубашкой ничего не было. Вообще ничего. Одни мускулы перекатывались под смуглой кожей, плечи перетекали в сильные руки, тоже мускулистые, шея была очень ничего… и шесть кубиков в наличии.
И мне прямо потеплело сразу. В смысле поплохело. В смысле…
— Ты покраснела, — усмешка ГлавГада неимоверным образом превратилась в улыбку, очень нежную, но в то же время адски провокационную. – Попробую угадать — я первый?
Да как сказать… угадывает он! В том лесу всю мою жизнь просмотрел походу!
Что ж, не стала лукавить, сказала как есть:
— Да нет, первым был козел.
Улыбка исчезла с красивых губ. И как только можно вот быть таким красивым? Когда в нем росту было метра три, меня это мало волновало, а теперь сердце бьется все быстрее и быстрее. Прямо как тогда, перед козлом.
— Козел? — медленно переспросил ГлавГад.
— Козел! — подтвердила с самым честным взглядом, истово демонстрируя все признаки откровенности. — Ужасно больно было! А вокруг все ржали!
ГлавГад непонимающе нахмурился и переспросил:
— Кто?
— Да кобылы скаковые! — не скрывая негодования, охарактеризовала имеющую место быть в моей жизни ситуацию.
На самом деле ситуация была паршивая — школа, старшие классы, я мелкая, тощая и низкорослая, с запозданием физического развития, и толпа старшеклассниц у которых подростковый период был куда как более ярко выраженный, чем у меня. В нашей школе для девочек обстановка была похуже, чем в иной колонии для малолетних, а преподавательский состав местами бесбашенный. Я точно знала, что не смогу перепрыгнуть через этого козла. Я только с очередного больничного вернулась, меня еще от слабости шатало, а тут этот спортивный норматив.
Прыжок закончился тем, что я грохнулась прямо на козла, а потом и вместе с козлом. Одноклассницы вокруг ржали как лошади, причем скаковые лошади, потому что они этот прыжок через спортивный снаряд сдали легко, с первого скачка. Не самые приятные воспоминания в моей жизни.
Прямо как вся текущая ситуация. Одно дело, когда тебя хотят, потому что хотят, и совсем другое, когда собираются переспать, чтобы привязать к этому месту, этой постели и в целом считают все это вынужденной мерой. Посмотрела на ГлавГада – несмотря на всю свою привлекательность и сверкание обнаженным торсом, глаза оставались ясными. Короче совсем ясно стало – не хотят меня тут, от слова совсем. Но мне вообще от этого не обидно было. Напротив — это явно был мой шанс.
— Наверное, вам сейчас обидно, — я с грустью и жалостью посмотрела на этого излишне красивого. — Вроде как целый Повелитель Демонов, а свободы выбора никакой. Короче я поняла, вы не козел, вы премиальный кобель.
Выражение лица ГлавГада изменилось настолько, что даже гадать не надо было – он пребывал в глубоком шоке. А значит я на верном пути.
— Серьезно жалко вас.
— Ппппремиальный кобель? — с отчетливо слышимым рыком переспросил ГлавГад.
— Угу, — кивнула с самым серьезным и в то же время сочувственным видом. – Сами посудите – вам подсунули лучших премиальных девиц и требуют многочисленного потомства. И при этом – всем вообще плевать на ваши чувства. Наверное, вы себя чувствуете как сильно продажная женщина… в смысле мужчина. Хочешь не хочешь, а интимный акт выдать обязаны… Много интимных актов. Жалко вас так… Но я все понимаю, у вас нет выбора. Толку с того, что вы тут повелитель и самый сильный, все равно практически заперты в границах этого Сада Наслаждений в компании с неадекватными и сексуально настроенными. Жаль вас, да. Так мне раздеться и лечь?
Черные глаза стали вообще совсем черными, словно передо мной уже не демон, а целый Злой Дух сидел.
— Не хочется вам, да? Понимаю. Но у вас же должны быть всяческие там таблеточки для мужской силы и все прочее, да? Кстати, как у вас с сердцем? Проблем нет? А то знаете ли, стимулирующие потенцию средства они ведь не безобидны, вы с ними не перебарщивайте. Так мне что, ложиться или сходить и сожрать еще чего-нибудь из плодов Сада Наслаждений, а остальным скажем, что все было? Вы не стесняйтесь, я же все понимаю, считайте, что я ваш друг, вот.
У ГлавДемона дернулась щека, а взгляд стал убийственным.
Но я продолжила.
— А вообще не понимаю, зачем вам столько сил тратить на какую-то там меня? Что я вам вообще сделать могу? Ну, сами подумайте? Меня любая из ваших девиц на разведение сломает по полам не напрягаясь, не говоря о вас. Вы же такой сильный, и главный… Знаете, мне как-то даже неловко от того, что вы меня боитесь и вынуждены лечь со мной в постель. И жалко вас. Но я все понимаю, ситуация безвыходная, или секс или вы будете бояться, что я вам весь план сорву. Совсем безвыходная ситуация… Так где там ваши таблеточки? А то не встанет ведь. Если в Лесу Духов не встало, то и тут не встанет, так что без помощи никак. Кстати, а у вас таблеточки или зелье?
И он тут встал.
ГлавГад встал.
Весь взял и встал.
Затем несколько секунд прожигал меня разъяренным взглядом.
— Что? — невинно вообще спросила.
— Ты! — прошипел ГлавГад.
— Вы таблеточки забыли? — ну иногда без решительного удара дело не обходится.
Ничего не говоря, демон резко развернулся и вышел как был, полуголый.
В Саду Наслаждений тут же раздались стоны наслаждений от экзальтированных и матримониально настроенных, возгласы восторга, призывы взять их прямо здесь и сейчас и много еще чего, но я не зря училась на актрису — голос у меня был поставлен тут лучше, чем у них всех разом взятых.
И встав на колени на постели, я вздохнула всей диафрагмой и заорала восторженным голосом:
— О, МОЙ ГОСПОДИН, ЭТО БЫЛО ПРЕКРАСНО! ДЕСЯТЬ… — нет, не то, — ДВАДЦАТЬ ОРГАЗМОВ!
И в Саду Наслаждений мгновенно стало тихо.
Так тихо, что даже послышалось, как капает вода где-то.
Но кто сказал, что на этом я все? Я только начала!
— О, кажется меня тошнит! И хочется солененького! Нет, кисленького! И тошнит. Я ПОНЕСЛА ГОСПОДИНУ СЫНА!
Этого ГлавГад уже не стерпел.
Он появился в проходе, адски злой и стремительно увеличившийся, так что в дверной проход ворвался согнувшись, а дверь случайно плечом снес и не заметил, и глаза у него были полностью черные, и лицо белое от ярости и…
— О, НЕТ, ГОСПОДИН, МЫ НЕ МОЖЕМ! Я ВЕДЬ БЕРЕМЕННА, НАМ ТЕПЕРЬ НЕЛЬЗЯ!
Это я проорала для всех.
А ГлавГаду заговорщицки подмигнула и шепотом спросила:
— Ну как я? Хорошо справилась? Как думаете, двадцати оргазмов не малова-то? Я могу всем сказать, что было тридцать, если хотите. Так хотите?
— Ты!!!
У него теперь не только щека дергалась, но и глаз. Левый.
— Тридцати мало? — переспросила с деланным недоумением. — Ладно, скажу что было сорок.
И вновь поднявшись, приложила руки к груди, набрала побольше воздуха и:
— О, МОЙ ГОСПОДИН, КАК ЖЕ Я МОГЛА НЕ ЗАБЕРЕМЕНЕТЬ ПОСЛЕ СОРОКА ПИКОВ НАСЛАЖДЕНИЯ?! ВЫ БЫЛИ ВЕЛИКОЛЕПНЫ! О, МЕНЯ СНОВА ТОШНИТ!
И уже тише:
— Что-нибудь еще сказать? Может про позы там?
ГлавГад развернулся и вышел, где-то там стряхнув с себя остатки дверного косяка, а когда там дверь рухнула я даже и не заметила. Хороший у меня голос, не зря десять лет ораторским искусством занималась. Но по настоящему я оценила свои старания, когда в Саду Наслаждений раздалось многоголосое от теток:
— Поздравляем, господин!
— Да чтоб вас! — прорычал этот самый господин.
И походу покинул места для наслаждения.
А потом тетки ворвались ко мне в комнату, хотя чего там врываться – дверей уже не было, и даже дверного косяка не наблюдалось, и начался мой персональный рай.
***

Мне выделили лучшую комнату в гареме. И принесли кисленького. И солененького. И сладенького. И запретили есть что-либо в Саду Наслаждений, потому что ребеночку может быть не полезно, а это, как выяснилось, первый ребеночек господина!
А потом мне принесли наряды, на этот раз нормальные. Правда, с цветом они намутили – золотой, золотой, очень золотой, не очень золотой, сильно золотой, темно золотой, светло золотой. Взяла последний, просто в глазах рябило и надежда на разнообразие уже скончалась.
В итоге — на часах девять часов утра, я лежу как одалиска, вся в золотом и в золоте, потому что «полагается», передо мной фрукты, вкусняшки и суп для беременных, служанки радостно шьют одежду будущему главному демоненышу, в Саду Наслаждения царит напряженное молчание, прерываемое потрясенным «Сорок оргазмов! Да нас тут всех сорок, а он все ей одной».
— Знаете, госпожа, вам лучше бы сегодня не выходить, — благоразумно сказала одна из служанок.
— И завтра, — еще более благоразумно добавила другая.
— А лучше вообще никогда, — третья оказалась самой благоразумной.
Ну хоть бери и забирайся на подоконник, обратно в родимую зону комфорта. Вообще звучало заманчиво, и перспектива была интересная и все прочее тому подобное, но тут на кону три тысячи жизней, а еще этот продажный полковник Сандерс, который втянул меня во все это. Но с другой стороны, учитывая всю ситуацию — Лин могла хоть богиню в себе пробудить, хоть сразу десять, но конкурировать с сорока нимфами все равно бы не вышло. Ко всему прочему и народ тут так обрадовался моей беременности, и сам ГлавГад сказал, что в клане поклоняющихся Мгле на данный момент нет наследников, а значит с зачатием наследников у ПовДемонов имеются трудоности. Может реально с таблетками переборщил? В любом случае, вынуждена признать, что интимом отвлечь его не удасться, соответственно Лин бы не справилась.
Правда тут такой вопрос возникает — а мне теперь что делать?
Чисто объективно, чем можно отвлечь мужика, который собирается захватить корабль, чтобы порадовать сексуально неудовлетворенных подданных?! Если женщины тут равно деньги, соответственно власть, то ничем я его не отвлеку. У него есть четкая цель, он абсолютно уверен в том, что поступает правильно, его поддерживают в стремлении заполучить жен для демонов все подданные…
И тут я подумала – а все ли подданные его поддерживают?
— Вирна, — позвала я.
Дворцовая кухарка зависала у меня уже с час, варя очередной супчик для беременной.
— Да, госпожа? — мгновенно откликнулась она.
— Слушай, — я взяла пиалу с супчиком, который выглядел наименее подозрительно, в том смысле, что никаких мозгов или чего-то похожего в нем не плавало, — а у нашего ГлавГада… эээ… в смысле повелителя, всего тысяча двести воинов?
Коварный такой вопрос.
— Да что вы, госпожа! — Вирна всплеснула фартуком, просто руки заняты были, — в клане нашего господина целых десять тысяч воинов! У нас самый могущественный клан на Аргене.
Так, вырисовываются масштабы трагедии.
— А что, — невинно продолжила я, — из них неженаты всего тысяча двести?
И взгляд такой на Вирну, окончательно невинный.
А кухарка взяла и нахмурилась, словно подсчитывая. Но тут одна из служанок, мрачно сказала:
— Как бы не так, неженатых целых две тысячи восемьсот! Но господину все равно на чужие страдания, он не желает семьи разлучать, так что с таким трудом полученный корабль откроют только чтобы забрать незамужних девушек… А остальным как же? У меня двое сыновей! Двое! Обоим давно жениться пора! Давно уже! А этот мальчишка, он…
Тут на нее зашикали, и все умолкли, вернувшись к шитью.
Посидела, посмотрела на все это, и задала вопрос, который давно уже заинтересовал:
— А почему у вас всех лица закрыты?
Женщины переглянулись, потом посмотрели на меня, потом опустили глаза, и сделали бы вид, что вообще не слышали вопроса, но тут Вирна сдала всех:
— Это потому что молодой Повелитель никак своим гаремом не интересовался, вот и возникли подозрения, что вдруг ему женщины постарше нравятся.
Тишина стала гробовая такая.
— Да нет, — продолжила, невозмутимо помешивая очередное варево Вирна, — никто ж не против, но сама знаешь, не во всяком возрасте женщина может род продлить.
Посидела, похлопала ресницами, посмотрела на женщин. Как интересно у них тут все, просто вообще слов нет.
Но перестала думать о постороннем, вернулась к основному:
— Так, значит, берем факты — у нас имеется две тысячи восемьсот холостых мужчин, желающих в самое ближайшее время исправить свое семейное положение и…
И тут я припомнила еще два важных момента — первый: Демоны этот переселенческий крейсер выбирали, причем ГлавГад сказал, что выбирали они его долго, а значит… даже если мы этот народ спасем, не факт, что удасться спаси какой-нибудь следующий корабль, которому сильно не посчастливится.
И второй факт – это самый могущественный клан на планете, а значит у них есть деньги, и еще им нужны жены, за которых они определенно готовы заплатить эти деньги…
— А сколько у вас примерно тут жена одна стоит? — спросила осторожненько.
Женщины попереглядывались, потом на меня посмотрели, а потом началось:
— Жена должна быть большой, такие как вы низкорослые и тощие не ценятся.
Да что они понимают, у меня идеальный рост, под любые стандартные наряды подойдет, а вес… ну какао напиток калорийный, этого не отнять.
— Еще цена зависит от плодовитости, — добавила еще одна служанка. — Если уже есть один или два ребенка, цена поднимается вдвое.
— И если бедра широкие.
— И если уже замужем была, значит опытная.
— И если возраст средний, чем старше, тем лучше.
— Но не совсем старше.
— И попышнее, — последняя характеристика.
Я посидела, подумала, прикинула. Таким образом получалось, что ценились тут женщины уже бывшие в отношениях и имевшие детей. То есть, если по местным меркам рассматривать груз крейсера с переселенцами, то женщины из семей были гораздо более ценными, чем незамужние молодые девушки, но ГлавГад почему-то выбрал вторых, как-то по джентельменски не желая разрушать семьи? Так что ли? Это несколько меняло имидж ГлавГада в моих глазах, но сейчас не время было думать об этом.
— А чем у вас тут за женщин платят? — совсем невинно поинтересовалась я.
И мне вдруг как выдадут ответ:
— Золотом или камнями с духами внутри. Это специальные такие кристаллы, от них лампы десятилетиями горят, и кто магией пользуется, в ней применение всяческие, и…
Но я уже не слушала, я уловила главное и торопливо позвала:
«Шен!»
В ответ тишина.
«Шееееееееннн!!!»
Все еще тишина.
«Шен, я нашла, где взять твои духовные камни!»
И мне главное тут же ответили:
«О, Лирин, ты звала? А я тут, рядышком, никуда не уходил. Как дела? Как жизнь? Как здоровье? И что, говоришь, камни нашла?»
Даже обидно немного стало.
Помолчав, хотя чувствовала нетерпение портальчика, мрачно сообщила:
«Знаешь, ты первый портал, с которым я знакома, но мне уже кажется, что из всех порталов ты самый продажный!»
Думала оскорбится, но в ответ услышала:
«Лирин, спасибо, так приятно».
И это даже сарказмом не было.
А дальше Шен начал торопливо прикидывать:
«Так, смотри, тебе нужно собрать чуть больше двухсот духовных камней. Конечно, чем больше, тем лучше, но мне хватит и двухсот… в смысле двухсот пятидесяти. Тогда пятьдесят я смогу потратить на то, чтобы вытащить тебя оттуда вместе с моими кристаллами. Да, прихвати себе что-нибудь из украшений, я продам для тебя и…»
Но я и его уже не слушала, я главное поняла, и потому задала конкретный вопрос:
— Сколько точно духовных камней стоит одна жена?
Служанки опять попереглядывались, хотя, что там с их накидками можно было увидеть кроме глаз, даже выражения лица не прочитать, и ближайшая ко мне сказала:
— Цена от ста духовных камней и выше.
— Вау!
Я резко села ровнее, учуяв цель.
«Лирин, ты чего это?» — заволновался портальчик.
«Сам посуди – если вытащить меня тебе обойдется в пятьдесят духовных камней, значит, сюда притащить кого-нибудь с Эдема будет примерно столько же, да?»
Шен завис.
«Ты головой подумай — у тебя профит будет в сто процентов».
«Головы у меня нет, — жестко отрезал Шен. И добавил: — Лирин, мне нужна свобода, а не…»
И он завис.
«Не «что»? — я ухватилась за оговорку.
Шен молчал.
«Точно уверен, что двести духовных камней тебе хватит? На сколько тебе их хватит? Но самое главное, Шен, ты ведь не только освободиться, но и заработать можешь. Энергия, знаешь ли лишней не бывает, а у них тут знаешь сколько неженатых?»
Помолчав, портальчик мрачно спросил:
«И что ты мне предлагаешь? Воровать им жен? Знаешь, я сам в плену, так что я против, сразу тебе говорю».
И я как бы тоже против отношений против воли, но тут такое дело:
«Портальчик, а ты статистику разводов на Эдеме видел?»
Он снова завис.
«А тут сам посуди — вкусовые предпочтения, вообще для Эдема нестандартные, те на кого у нас и не взглянут, тут самая ценная ценность. И к тому же, если правильно все организовать, за возврат ты же тоже сможешь отвечать, так ведь?»
Совсем завис.
«В любом случае ты вот о чем подумай — ГлавГад на угоне одного пассажирского крейсера не остановится, ему понадобится еще как минимум один. А ты в этом случае понадобишься полковнику Сандерсу, а он такой, что будет по всей вселенной рыскать, пока тебя назад не вернет, так что я же о тебе забочусь, сам посуди».
Шен теперь долго молчал.
Очень долго.
Я даже новый суп Вирны попробовала, довольно неплох был на вкус, и только где-то через полчаса, портал спросил:
«Что нужно делать?»
«Ресурсы знакомств, организация свиданий, пересылка невест, так…» — тут я задумалась.
«Средство связи тебе нужно, для начала. А мне для начала нужны духовные камни».
Это была мысль.
— Слушайте, — я отставила плошку с супом, — а мне как-нибудь можно этих энергетических камней немного?
И теперь они даже не переглядывались — они на меня все посмотрели.
— Украшения из духовных камней? Это что-то новое, — задумчиво произнесла одна из женщин.
— Может ребеночку хочется, — вставила другая.
И это стало решительным словом.
***
Через час у меня было два сундука с духовными камнями. На вид так себе штуковины — ни тебе красоты, ни огранки, ни блеска особого, а вот внутреннее сияние было. Но это как в тусклое потертое стекло вставить маленькую лампочку — вот точно так же выглядело. Как по мне вообще ничего интересного, но Шен визжал от восторга, а женщины так и не поняли, каким образом камни исчезают, стоит только мне взять их в руки.
«Бооооольше бери, бооооооооольше!!!» — в припадке жадности требовал Шен.
«Сколько могу, столько и беру», — раздраженно ответила я, вполне себе вжившись в роль беременной.
«Ручки твои маленькие, пальцы короткие, не повезло мне, — сокрушался портальчик».
«Сейчас обижусь и вообще ничего больше брать не буду!»
Шен понял, что перегнул и сходу предложил:
«Какаушко?»
Не стала отказываться.
А Шен заморачиваться, так что в руках моих сходу оказалась моя любимая чашка, прямо с моего родного подоконника. Одна проблема – молоко уже скисло в ней и пить все это было честно скажем — небезопасно.
«Ссспасибо», — прошипела портальчику.
И тут до меня дошло – Шен только что доставил мне предмет прямо из моего дома! Вот так вот запросто взял и доставил! Это было невероятно! Но с другой стороны — меня он уже доставлял с Эдема прямо вот в озеро без пиявок, так что с чего я удивляюсь?
Одного только я не поняла.
«Шен, а почему так быстро? Меня ты на Арген доооолго дотаскивал».
«Потому что канал связи уже налажен, теперь проще. Давай еще камней! Ещооооо… И начни с пятидесяти».
«Почему с пятидесяти?» — не врубилась я.
Словно бы вздохнув, Шен ответил:
«Потому что я не полковник Сандерс, и не собираюсь тебя там оставлять. Пятьдесят камней мне нужны чтобы тебя вытащить».
И тут у меня подбородок задрожал, а в глазах появились слезы. Потому что Шен обо мне заботился. Не о себе, ему для свободы двести духовных камней требовалось, а обо мне конкретно.
«Спасибо», — от всего сердца поблагодарила я.
«За что?»
«Сам знаешь», — даже уточнять не стала.
И вообще отвлекаться.
Для начала села поближе к обоим сундукам, и отсчитала себе пятьдесят духовных камней. Они, ожидаемо, тут же исчезли, под всеобщие изумленные возгласы. Но я не отвлекалась. После полусотни, я запустила обе руки в оба сундука, и сказала портальчику:
«Бери, все твое!»
Когда количество камней начало стремительно таять, некоторые служанки даже на пол попадали от потрясения.
Кто-то бормотал:
— У сына Повелителя такая сила невероятная…
А кто-то:
— Это ж камни исчезают прямо вот так!
А потом явился некто, кого мы вообще не ждали, и мрачно высказался, стоя в дверях:
— Ты не только обманщица, ты еще и воровка!
Даже обидно стало бы, вот серьезно, но имелось это самое «но».
«Шен, а ты меня в любой миг вытащить можешь?» — уточнила я.
«Даааа! — не совсем вменяемо ответил портальчик. Но почти сразу исправился и пояснил: — Триста семьдесят духовных камней. Да, Лирин, теперь я тебя даже из его объятий вытащу».
Классно то как.
Классно-то как.
«А перемещения в пределах этого замка и всего Аргена?» — уточнила пределы возможностей.
«Десять духовных камней» — выдал себестоимость Шен.
И я радостно улыбнулась ГлавГаду, который мне теперь вообще не страшен был.
Но ГлавГад не зря был ГлавГадом, он сразу понял, что попал и уподобившись грозовой туче, произнес:
— Мне не нравится твоя улыбка.
Зато мне все нравилось, а это главное.
«Шен, валим в казармы», — продолжая процесс воровства духовных камней, приказала я.
Портальчик вообще не понял, чего я добиваюсь, но мы теперь были партнеры по бизнесу, так что он не спорил.
Вспышка, резкое движение ГлавГада ко мне, но профессиональные действия Шена и мы растворились в воздухе. Жаль, сундуки прихватить с собой не вышло.
***
В военном лагере клана поклоняющихся Мгле царил шухер. Проверяли все, везде, вообще без исключения. Шарили по сундукам, вытряхивали мешки, в которых кроме тряпья вообще ничего не было, и в частности там не было меня, но ГлавГада это не останавливало. Он продолжал поиски. Повсюду слышался топот закованных в шипастые доспехи демонов, доносились рапорты в духе «Южный сектор проверен. Пусто!», или «Подгорная деревня проверена – пусто!», ну и так далее. От таких новостей ГлавГад принял свою здоровенную форму и периодически что-нибудь ломал в приступе ярости, даже не догадываясь… что я мило торчала в землянке прямо у него под носом.
И почти все искатели одной маленькой «фейки» вообще-то были об этом в курсе.
— Итак, демон весьма примечательной наружности в возрасте… Сколько вам?
Верзила ростом метра два с половиной, причесывая волосы так, чтобы скрыть нехилые такие рога, призадумался и ответил:
— Сто сорок семь.
Хм.
— Демон весьма примечательной наружности в возрасте сорок с небольшим, ищет добрую, отзывчивую, иногда милую женщину с сильным, но поганым характером, для создания крепкой и счастливой семьи. Так?
Демон радостно закивал.
Я достала сейр, настроила фильтры, сделала несколько фотографий, и загрузила на портал знакомств «Здесь встречаются истинные пары». Этот ресурс нашел Шен, проанализировав все подобные, и определив, что именно на ЗВИПе самый большой процент заключенных браков. И мы не прогадали – результат был почти мгновенным.
Плим, плим, плим, плим, плим…
Сообщения за сообщениями. Я расширила экран сейра и начала выводить фотографии откликнувшихся женщин. И кто тут только не откликался. Темнокожие и совершенно лысые воительницы с Камры — у них рост тоже был выше двух местров. Зеленоволосые уроженки Эрморы – там недавно вирусом случайно вырвавшимся из лаборатории половину мужского населения прибило, так что демографический перекос был основательным. Страшнее всего на мой взгляд были жительницы Сеймена – покрытые чешуей, местами шипастые, зубы как острые кинжалы, основательный избыточный вес и склонность к сыроедению. Но, половина наших с Шеном клиентов выбирала именно их.
— Вот эта! — пылко воскликнул клиент, не отрывая глаз от длинноного шипастого создания с Сеймена.
Но мы, феи любви, ничьи пристрастия не осуждаем.
— Настраиваю эфир, — отчиталась я.
И подключилась к выбранной… пусть будет девушке.
Сидя в этой землянке, я пронаблюдала очередной пример любви с первого взгляда, и даже несколько позавидовала. Демон влюбился в свою избранницу с первого взгляда, избранница ответила взаимностью, едва начесанные на рога волосы слеганца сползли и рога стаи заметны. В общем, любви все монстрики подвластны. Дальше демон внес плату за перемещение возлюбленной туда и обратно, Шен перенес девушку в гостиницу на окраину Леса Духов, мы решили что там самое благоприятное место, потому как от ГлавГада подальше, и наш клиент унесся на свидание.
А ко мне подсел новый страждущий.
Но даже я, у которой имелись проблемы с математикой, понимала, что свести за несколько часов около двух тысяч пар нереально, поэтому пока я работала конкретно с каждым, Шен раскидывал объявления о переселении на Арген для всех, кто желает создать крепкую семью с крепкими парнями. Мы сразу ориентировались на реально сильных женщин, таких которые и демону врезать не побоятся. Как ни странно, на пробное переселение соглашались и обычные женщины, правда в новую жизнь они брали с собой сковородки, биты, пистолеты, электрошокеры — короче это были тертые жизнью женщины, которые даже демонов не боялись.
По большей части мы с Шеном переносили их в кредит, потому как собрать деньги со стольких демонов за такое короткое количество времени было нереально.
***
На моем таймере было ровно десять часов вечера 31 числа уходящего года по общекосмическому времени, когда наш ГлавГад психанул окончательно.
Первыми сообразили, что предел начальственного терпения достигнут, именно демоны. Мне быстро сдали все духовные камни, что у них имелись, после чего землянка опустела, а демоны свалили на границу Леса Духов, выбирать – готового к бракосочетанию народа женского пола там уже было около двух тысяч, так что норму мы выполнили, правда Шен страдал, потому как работать в кредит ему не нравилось.
Но демоны оказались народом щедрым, и кто-то мне даже приволок целый сундук с духовными кристаллами прежде, чем свалить из землянки и даже дверь запереть.
Понимая, что клиентура смылась вовсе не без причины, я запустила загребущие ручки в сундук, Шен принялся поглощать камни, а в воздухе вдруг запахло озоном. И не только это — внезапно по коже пробежались мурашки, все волоски встали дыбом, а потом и не только волоски, но и мои волосы начали подниматься, и по платью искры побежали.
«Лирин, тебе конец!» — нервно проговорил Шен.
«В смысле конец? – не поняла я. — Ты сейчас о чем?»
«О Повелителе Демонов, он нашел тебя!» — почему-то портальчик нервничал.
Хотя я вообще не понимала, почему.
«Чего ты психуешь? Если он ворвется в землянку, просто вытащишь меня отсюда» — я вообще проблемы не видела.
«Лирин, посмотри в сундук, — тихо сказал Шен».
Я посмотрела. Сундучок был почти пустым, на дне только камни остались, но… они больше не исчезали.
«Чего ты ждешь? Забирай остатки быстрее!» — я почему-то тоже начала нервничать.
И тут Шен напряженно сказал:
«Ты еще не поняла? Я не могу! Тебя отрезало от меня магией, я не могу забрать даже эти духовные камни, не говоря о тебе!»
О, черт…
Но я еще толком не успела испугаться, как от удара вышибло дверь, а она из цельных бревен была, я ее даже открыть не могла, исключительно под демонов построено было.
Так вот – дверь снесло.
Да так, что она пролетела через все пространство просторной довольно таки землянки, и пробила дыру в противоположной стене, а там была земля… В общем теперь там был тоннель, и он даже не рискнул начать осыпаться.
А я не рискнула пошевелиться, когда разъяренный Повелитель Демонов медленно вошел в мое выявленное укрытие. Он остановился в двух шагах от входа, медленно огляделся и посмотрел на меня так, что мне почему-то вдруг стало стыдно и неловко. И за кричащую ярко-алую вывеску, на которой золотыми буквами было выведено «Фея Любви поможет вам найти свою любовь». И за сиренево-фиолетовый фейский костюмчик с крылышками, венком из искусственных цветов и накладными ушками, который Шен прихватил из моей квартиры — я этот костюм на какую-то тематическую вечеринку надевала, там юбка была выше края чулков, тоже фиолетовых. Вообще я другой костюм просила, но Шен сказал «Надевай что дают». И я надела, все равно это было лучше, чем золотое платье, от которого в глазах рябило.
И вот странность – в компании клиентов, я сидела себе спокойненько, потому что под юбкой были шортики, пусть и короткие, но под пристальным взглядом ГлавГада почему-то принялась эту юбку натягивать, даже осознавая, что до колен она по любому не натянется. Да и вообще там фатин был, он в принципе не тянется.
«Шен…» — в ужасе позвала я.
Но ответа не последовало. Вообще никакого.
Понимая, что я осталась совсем одна на растерзание ГлавГаду, я почти пала духом, и решив продемонстрировать покорность, почтительность и в целом желание как-то выжить в данной ситуации, жалобно промямлила:
— Может в Сад Наслаждений? Я готова съесть все фрукты, что там растут. Серьезно, готова. Я… Или к тигрюсе?
ГлавГад ничего не ответил.
Вспышка, пламя, заплясавшее вокруг меня и сжегшее напрочь мой сейр, столик на котором он стоял, сундук, что был передо мной, вывеску, и даже стул для клиентов. Вообще все сгорело, одна я осталась стоять, тщетно пытаясь натянуть юбку пониже.
***
«До выполнения поставленной задачи ровно час» — безжизненным электронным голосом сообщил мне таймер.
Кутаясь в шелковое одеялко, с тоской посмотрела в маленькое окно. За стальными решетками виднелась полная луна. Красивая очень. Но больше ничего не было видно.
И слышно тоже.
Базказ, который украдкой прошмыгнул сюда и принес мне это одеялко, сказал что в этой тюрьме я единственная заключенная, потому что у ГлавГада характер поганый, и он никого в подземелье не сажает, а сходу голову с плеч и одной проблемой меньше. Базказ очень переживал, что и меня постигнет та же участь, поэтому взял и подарил мне ожерелье-ошейник. Железное такое, с застежкой, которую легко застегнуть, но очень сложно снять. Думала сначала отказаться, но демон убедил, что шейка у меня тоненькая, так что лучше перестраховаться. Перестраховалась.
Потом заходил… ну в смысле прокрадывался к окошку Скарс. Он мне скинул наручи, такие которые от локтя и до ладони, и запястья полностью закрывают. Наручи были тоже стальные, и даже слегка шипастые. Скарс сказал, что ГлавГад адски злой, а последний на кого он злился, причем в гораздо меньшей степени, чем сейчас на меня, был подвергнут казни двухсот порезов, когда вены кромсались многочисленными надрезами и демон… в смысле человек мучительно умирал, глядя, как кровь покидает тело. В общем, Скарс перестраховался, смотался к лучшему кузнецу клана, и притащил мне это. Сначала думала не надевать, но демон был убедителен, а еще он за меня переживал искренне, так что… нацепила на себя и это.
А потом через основной вход, к двери пробрался Гурус.
— Лирин, — зашептал он, — слушай, я тебе тут напузник принес.
— Напузник? — я просто решила, что ослышалась.
— Ну да, напузник, — и через решетку начали со скрежетом проталкивать что-то тоже стальное и основательное. — Знаешь, однажды глава враждебного нам клана, рискнул дать совет Повелителю, а наш ГлавГад… эээ… в смысле Повелитель наш, сама знаешь какой, и он ему кишки наружу выпустил. В общем, надень напузник. Ну так, на всякий случай.
Думала отказаться, потом подумала, что случаи всякие бывают, опять же Гурус за меня беспокоился, к кузнецу местному самому лучшему сходил, короче отказываться было неудобно.
Застегнуть напузник самостоятельно не вышло, пришлось просить демона о помощи. Совместными усилиями застегнули, после чего я по стеночке добрела до лежанки, потому как сталь она, сволочь, тяжеленная.
А потом пришел Шессас. Для начала он протолкнул через окошко две странные хрени. Потом попытался протолкнуть третью, но что-то пошло не так, и сказав «Сейчас буду», демон пошел в обход.
Когда он прокрался к двери, я уже тоже была там, просто от каменной лежанки до двери мне теперь было непросто дойти. Но в итоге я сильно пожалела, что дошла.
— Короче, — Шессас крепил мне на ноги наножники. Они закрывали все мои чулки, и сгибать ноги в них было нереально. – Я тут поузнавал, наш ГлавГад… тьфу ты, пристало к языку. В смысле наш Повелитель, одному демону, который ему дорогу перешел, сухожилия перерезал, да так, что те больше и не срослись. Поэтому я тут к кузнецу сходил…
Похоже день у кузнеца сегодня был прибыльным.
— И знаешь что, — тут Шессас протиснул странную конструкцию, чем-то похожую на трусы, — это мне кузнец дал бесплатно. А знаешь почему?
Я отрицательно помотала головой, что было не просто, учитывая стальной ошейник.
— Кузнец сказал, что слышал, как однажды наш ГлавГа… Вот прицепилось! Короче, одного своего кровного врага наш повелитель катрировал. Отрезал ему там все, напрочь! Поэтому Гастас тебе бесплатно сделал… ну вот это.
Мы оба посмотрели на «стальные трусы».
— Шессас, но меня как бы нереально кастрировать, я же девушка, — осторожно заметила я.
— Да мало ли, — демон напряженно взглянул на меня. — Лирин, все понимаю, но Гастас хороший кузнец, плохого не посоветует. Так что на всякий случай, лучше перестраховаться.
Так поверх широкой юбочки в оборочку из фатина были нацеплены стальные труселя, из-под которых теперь забавно торчали эти самые оборочки. Вид был тот еще, так что я сразу прикрылась одеялком.
Но когда Шессас ушел, передо мной встала непреодолимая задача – пройти во всем этом тяжелом толстом стальном защитном снаряжении до лежанки.
Первый шаг был достоин получения медали за заслуги перед отечеством и дался мне непросто. Второй тоже. Для третьего я совершила рывок всем телом, чтобы перевалиться на вторую ногу, с четвертым не задалось, и я стояла в камере, отчаянно дергаясь и пытаясь хоть как-то оторвать отяжелевшую конечность от пола.
И тут кто-то вошел в тюрьму.
И не просто кто-то – это был ГлавГад.
Абсолютно точно ГлавГад, потому что он не крался, не пытался идти бесшумно, и дышал так, что было даже издали понятно — мужик в бешенстве.
И вот этот бешенный подошел к моей тюремной камере и прошипел:
— Лирин, иди сюда!
— Иди нахрен! — сорвалась я, уже вспотевшая от попыток отойти от двери и посему не горящая желанием совершать этот давшийся мне непросто путь обратно.
ГлавГад остолбенел от подобной реакции.
А я, судорожно дергаясь, таки сумела развернуться к Гаду, и с вызовом посмотрела на демона.
И тут с меня соскользнуло одеялко.
Стальные наручи не позволили предотвратить падение, напузник не давал согнуться, наножники исключали возможность присесть и подхватить одеяло с пола.
Так что я оказалась перед ГлавГадом во всей красе.
И в трусах, которые выковали определенно под мужика, потому что там, в определенном месте была основательная такая выпуклость, рассчитанная на мужскую анатомию.
Повисла пауза.
Для меня неловкая, для ГлавГада недоуменная.
— Это… — потрясенно начал он. — Это что?
— Защита, — честно призналась я.
Указала на шею:
— Это чтобы голову не отрубили.
На руки:
— Это от казни двухсот порезов.
На живот:
— Это напузник, чтобы вы мне кишки не выпустили.
На ноги:
— Это наножники, сухожилия защищают.
ГлавДемон осмотрел меня с головы до ног и насмешливо произнес:
— Даже не берусь предполагать, от чего тебя должна защищать эта весьма презабавная конструкция, расположенная между… как ты его там назвала? Напузником и наножниками.
За эту примечательную конструкцию и мне было как-то неловко, но сдаваться я не собиралась и гордо ответила:
— Это прилагалось бесплатно!
Задумчиво покивав, ГлавГад насмешливо высказал:
— Что ж, если я прав в своих предположениях на счет изготовителя этих «доспехов», то в ближайшие несколько дней тебе придется обойтись без походов в туалет, потому что сталь Гастас распилить быстрее, чем за трое суток не удавалось еще никому, включая самого Гастаса.
И тут… тут я вспомнила, что кузнеца именно так и звали. Шессас говорил, что его звали Гастас! И мне вдруг так сильно кое-куда захотелось, ну так сильно…
— Ппомогите, — прошептала, в ужасе осознавая, что счас если не описаюсь, то цистит тебе заработаю – трусы были холодными, так что все шансы имелись.
ГлавГад на мою мольбу о помощи отреагировал показательным сложением могучих рук на не менее могучей груди и ухмылкой, полной торжества справедливости. Короче торжествовал он. И рассчитывать на него мне точно не стоило, а потому набрав побольше воздуха, я заорала во все горло:
— ПОМОГИТЕ! НА ПОМОЩЬ! СПАСИТЕЕЕЕЕ!
От вопля моего ухмылка ГлавГада стала в два раза шире, а вот из-за окна раздался шепот Скарса:
— Лирин, ты не паникуй так, он тебе теперь ничего непоправимого не сделает…
— Точно не сделает, на тебе защита, — добавил тоже шепотом Гурус.
Ага, не сделает! Зато стальные трусы сделают это за него!
— Парни, я же сейчас опозорюсь! — я пыталась шептать, но шепот вышел нервный и истерически громкий.
Демоны помолчали и высказались:
— Да не стремайся ты, никто тебя не обесчестит, у тебя там теперь такая зашита, которую даже Повелитель не снимет. Поверь, мы даже это предусмотрели.
— Угу, — простонала я. — Осталась всего одна деталь, которую вы предусматривать не стали — мне в туалет как ходить теперь?!
И за окном стало тихо.
Очень тихо.
Совсем тихо.
А ГлавГад стоял и усмехался самым издевательским образом.

 

 

178 комментариев к “С Новым 2023 годом!”

  1. Мой самый любимый Автор! Как же я тебе рада 🤗🥰💃 с Новым годом ! Любви , Везения , Сил , Здоровья и почитания поклонников 🥳🎁 и громадная благодарность за чудесный жизнерадостный гороскоп , и мужественного ГлавГада 👍🤗🥰 Всегда удовольствие окунаться в твои волшебно-сотворенные Миры 🙏

  2. Ох, история супер… как всегда у вас!!! Заинтриговала))) очень жду продолжения! С наступившим и спасибо за ваш труд! Сюжеты всегда здоровские, захватывающие!!! Все книги замечательные, читаются взахлёб и с большим удовольствием! Спасибо вам, пишите ещё и побольше)))

  3. Большое спасибо за этот небольшой рассказ!!!
    Благодаря Вам в метро на меня смотрели как на безумную, так как смеялась, дрожала от смеха и не могла успокоиться😂😂😂
    С нетерпением жду продолжения 🥰

  4. Огромное спасибо за подарок! Намечается интересная книга и новые герои! Очень люблю все Ваши книги, это глаток радости всегда! Всего самого замечательного вам

Оставьте комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля